Окончание Первой Эпохи, другая история.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Окончание Первой Эпохи, другая история. » Мини-словески » В наши дни любые вести - добрые


В наши дни любые вести - добрые

Сообщений 31 страница 54 из 54

31

- Возможно это так и есть. Тогда твоя весть - это хорошая весть. Значит у меня есть надежда! - Турукано вскочил с места и стал взволнованно ходить по широкому тронному возвышению.
- Как же так получилось, что нолдор не уберегли своего принца? Сына моего брата? - остановился он напротив Эгалмота. Потом снова принялся расхаживать туда-сюда, шурша одеянием и нервно постукивая пальцами по рукояти Гламдринга.
- Переговоры... - говорил он негромко сам себе: - Знаю я их переговоры. Майтимо Феанарион сполна испытал на себе их переговоры. Снова остановился напротив лорда:
- Ты говорил о переговорах с самим Моринготто? Он лично прибудет на них? И ещё... Тебе хоть примерно известно, чего хотят эти твари?

0

32

Эгалмот позволил себе остаться сидеть, когда Турукано вскочил - очень уж он устал и сомневался, что не придется хвататься за что-то устойчивое.
Вопросы были правильными, и он напряг память, вспоминая все, что когда-то видел и слышал в Ангбанде.
- Надежда должна быть! - горячо подтвердил он. - Государь... от тех кораблей, что ты посылал на Запад, так и нет вестей?
Ульмо обещал городу защиту, когда Турукано строил Гондолин... Но, верно, еще не пришло время? Или нужно что-то сделать, чтобы получить эту помощь?
- Принц был в Фаласе - самой надежной из твердынь Белерианда после Гондолина. Но Фалас пал три месяца назад, и принц попался в плен, - ответил Эгалмот. Нолдор не уберегли? А мы кто, не нолдор?! Где мы сами были, Турукано? - Ты не знал?
Разве те, кто строил корабли на Баларе, не могли передать эту весть в Гондолин?
Но что теперь думать, кто виноват...
- Да. Моринготто сказал, что будет ждать тебя сам, - ответил Эгалмот на более насущный вопрос. - Про требования он не говорил ничего... но я думаю, его тревожит Гондолин. Это только мои домыслы и предположения, но он потребует клятвы не воевать, сдачи города... возможно, даже союзных клятв... Но одно я знаю точно - тайна Гондолина значит для него больше, чем он стремится показать. Моргот боится нас.

0

33

- Я не знал, что принц остался там. Но что бы изменилось, если бы я знал? - задумчиво проговорил нолфинг:
- Личные желания короля не всегда хороши для народа. Знаешь, зачем мы построили этот город? Наш Ондолиндэ. Помнишь ли ты это? Я обещал вам, ушедшим за мной, мир и процветание в дали от Проклятия Феанора, в дали от Моргота и его слуг. Но я не сдержал своего слова. Я позвал вас с собой на битву и мы проиграли. Погибли многие и многие, как и пророчествовал Ульмо. Имею ли я право опять звать на битву тех, кому обещал спокойствие? Пусть даже и ради брата с племянником? Ответь мне, друг:Имею ли я право на это, как ваш вождь? От валар ещё нет ответа. Никто из посланников не вернулся. Что же мне остаётся? - Турукано помолчал, потом продолжил: Я не имею права ставить личное выше благополучия народа. Не имею права идти на уступки перед Врагом. Раз Моринготто соблагоизволил встретиться лично, остаётся только одно... Я закончу то, что начал отец. Я вызову Врага на бой, ставкой в котором будут жизни и свобода моего брата и его сына... Ладно, друг. Я прикажу подготовить тебе твои покои. Прими ванну. Она взбодрит тебя. И... Кстати, кто та женщина, которая пришла с тобой?

0

34

Слушая долгую речь короля, Эгалмот чувствовал, как к горлу подступает гнев. Учтивость и уважение удержали его от того, чтобы перебить Турукано, но когда тот закончил, Эгалмот поднял голову.
- Странные вещи ты говоришь, мой король, - начал он еще почти спокойно. - И я дивлюсь тебе. Как можно убежать от нашего проклятия, если мы все стояли в пустошах Арамана, слушая его? Оно с нами, даже в этом городе, король. Мы ушли от войны и долго жили в мире, это верно, но прошли те времена, когда можно прятаться в свою нору и не прослыть трусом. Мы живы здесь? А что такого ценного в наших жизнях, если мы никому не можем и не хотим помочь за пределами этих стен? Ты говоришь - не можешь звать нас на битву? Кем же ты нас считаешь - трусами? Предателями, что отпустят своего короля погибать? Мы не нарготрондцы, - презрительно. - И к тому же... Не один в Ангбанде пленник - тысячи, десятки, сотни тысяч! Я был там сам, я рыдал на дыбе и кричал под бичами, и я знаю - если я получил свободу, то для того, чтобы быть в силах избавить хоть кого-то от кошмара!
Эгалмот говорил горячо, страстно. Забывшись, он вскочил на ноги, но вынужден был опереться о спинку кресла.
- Если придется - мы станем сражаться. Я уверен в своих сородичах, государь. Но сейчас битва - не выход, ведь у врага заложники... но поединок - не выход тем более. Во-первых, нет ни шанса победить, а во-вторых, Моргот на него не согласится. Ему, кажется, хватило одного раза, - с горечью.
- От Валар нет ответа... - повторил Эгалмот. - И Ульмо молчит? Ты просил у него совета, государь? Может быть, он придет на помощь?
Пусть не силой, пусть мудростью.
Он чувствовал себя совершенно разбитым, недавний подъем прошел, оставив только усталосьь. И вопрос Турукано заставил Эгалмота вспомнить еще одно важное дело.
- Эта женщина - Эланор из Дориата, супруга Нолдарана. Она просила взять ее собой, когда узнала, что государь и принц живы.

+1

35

От Турукано не укрылся гнев Эгалмота. Нолфинг прекрасно понимал причину этого. Он и сам был зол на самого себя, однако ему приходилось смотреть на это под другим углом. Нолфинг поддержал покачнувшегося от усталости лорда и усадил его в кресло, после чего, мягко сказал:
- Не стоит гневаться, мой друг. Я не считаю и никогда не считал трусами вас, моих верных лордов, я не считаю и никогда не считал трусами своих воинов и всех жителей Ондолиндэ. Просто пойми меня правильно, жизнь короля - это жизнь ради его народа. Мы здесь потому, что только тут Проклятие не властно над нами. Мы здесь потому, что только так у нас есть шанс получить помощь и благославение валар. И в итоге уничтожить Врага. И потому я не могу приказывать выйти войскам из города. Наша победа ещё впереди, Эгалмот. А потому только добровольцев я поведу из Ондолиндэ. Не по моему приказу. По просьбе. По просьбе жены моего брата. И там, на Ход-эн-Ндегин я всё-таки брошу вызов проклятому вале. И если Моринготто примет мой вызов... Видит Эру, я отомщу ему за всё зло, что он совершил. Таковым я вижу решение. Если ты видишь иной путь, то говори. А потом мы спросим совета у Владыки вод. - сказав это Турукано отдал приказание мыслеречью, приготовить покои и  еду для лорда, а также с почётом проводить во дворец королеву Эланор.

Отредактировано Турукано (2015-02-06 06:33:50)

0

36

Слушая слова Турукано, Эгалмот думал над ними, отчаянно ища хоть какой-то выход из тупика. Он был уверен, соглашаясь отнести весть, что король найдет способ спасти брата, не жертвуя городом, но такого решения не ожидал и теперь горько укорял себя за то, что согласился.
- Во-первых, он едва ли примет вызов. Моргот трус, и к тому же для него нет никакого смысла рисковать собой, -
возразил Эгалмот. - Кроме того, нет никакой гарантии, что он не нападет на пришедших исподтишка или просто не заманит в ловушку. Что даже если ты убьешь его, пленники не погибнут прежде, чем мы доберемся до Ангбанда!
Иной путь... Эгалмот с ужасом понял, что никогда не думал о том, что они будут делать.
- Я... я не вижу никакого пути, - сознался он. - И я не верю в этот. Но если ты примешь такое решение, я поеду с тобой, - и буду молиться о быстрой смерти в бою, - мысленно продолжил он.
- У нас есть время на раздумье, - вслух добавил Эгалмот. - Пять недель, а пути - всего четыре дня.

0

37

- Ладно, Эгалмот. Пойдём. Я провожу тебя до покоев. - Турукано протянул лорду руку, предлагая опереться на неё и повёл друга к малому выходу из Зала, который находился ближе чем главный, сбоку от трона. Усталый лорд и удручённый, задумчивый король.
Что поделать, Турукано тоже не верил в тот путь, который сам же и озвучил. Переговоры с Морготом и ему подобными никогда ни к чему хорошему не приводили. Появление на них малыми силами черевато. Наверняка Падший поступит точно также, как поступил и его ближайший раб. Майрон. Эти переговоры - предлог, чтобы пленить ещё одного вождя нолдор. На что расчитывает Враг, предлагая это? Только ли на братскую любовь Турукано? Неужели он считает, что будет повторение ошибки Майтимо?Но не явиться на переговоры Турукано не может. Хотя... Моргот в послании не требовал личного появления владыки Ондолиндэ. Видимо, считает это само собой разумеющимся. Турукано остановился, остановив Эгалмота и прищёлкнул пальцами свободной руки. Идея. Именно!
- Я не поеду на переговоры лично, друг мой, - сказал Турукано: У нас с тобой будет более ответственная задача. Мы должны будем проникнуть в Ангамандо, пока Моргот занят "переговорами" в Ход-эн-Ндегин. Я упрошу Ульмо помочь нам. Скрыть нас от глаз подручных врага. Его помощь должна будет усилить мои способности отвода глаз. Мы попытаемся вывести из Ангамандо столько пленных, сколько сможем, а заодно спасти моего брата и племянника, если Моргот оставит его в крепости. Часть моего войска, тайно выступит из Ондолиндэ нам на встречу. Также, надо будет просить Торондора, чтобы он и его орлы помогли нам, если Финдекано с сыном будут находиться при Моринготто. Неожиданный налёт должен помочь вырвать их. Орлы унесут брата в Ондолиндэ, а к месту переговоров подойдёт вторая часть войска, которое будет наподалёку, чтобы защитить тех, кто будет на переговорах с нашей стороны. Да. Именно так. Конечно, опасно, смертельно опасно, много условностей и неясностей, но это шанс. Шанс выставить Падшего как минимум дураком, а максимум даже уничтожить его. Что скажешь?

Отредактировано Турукано (2015-02-07 09:23:14)

+1

38

Эгалмот не стали играть в гордость и оперся на руку короля - так было немного легче идти. Усталость уже немилосердно требовала лечь, отдохнуть и выспаться наконец...
План Турукано он, однако, выслушал с неослабевающим вниманием. Он был совершенно безумен, но такие вещи иной раз удавались тем, кто набирался сил и отваги...
- Это лучше, чем сдаться или согласиться на условия Моринготто, - кивнул Эгалмот. - Безумие, но... может повезти. Одно только, государь - тебе слишком опасно соваться в Ангамандо. Одна ошибка - и вместо Нолдарана переговоры будут вестись о тебе! Останься с тем отрядом, что будет ожидать беглецов. А в Ангамандо пойдем мы с Рогом - мы оба там уже были и видели Твердыню изнутри.
Он не сомневался, что глава дома Молота не поколеблется.
- Если Владыка Вод одобрит такой план, я поверю в него безоговорочно, - Эгалмот слабо улыбнулся. Впервые с сегодняшнего утра впереди забрезжил свет.

0

39

Турукано выслушал лорда, но на этот раз промолчал. Было над чем подумать. Действительно, безумие. Но в чём большой плюс безумных поступков - это в том, что их не ожидают. В любом случае, выбора как такового не было. Договариваться с убийцей деда и отца, Турукано не мог, это даже если Враг собирается честно провести переговоры, что было совсем маловероятно. Тот же Финдекано скорее умрёт, чем позволит этим договорённостям быть. С другой стороны... Можно использовать оружие самого Врага - обман. Согласиться с условиями Моргота, но потом нарушить договорённости. Но Моринготто совсем не дурак. Он потребует каких-то гарантий. Гарантий серьёзных. Потому и обман ничего не решит. Остаётся или согласится с условиями Врага, или выкрасть пленников. Первое невозможно по сути своей, второе - нереально, но возможно. Потому выбора-то и нет. И Враг догадывается об этом. Значит попытается схватить, когда получит отказ. Так размышлял Турукано, пока они не дошли до покоев Эгалмота, где уже ждали лорда еда, купальня с горячей водой и мягкая постель.
- Пообедай сейчас, Эгалмот - сказал нолфинг, махнув рукой в сторону стола, заставленного явствами:
- Иначе, после купальни ты не сможешь это сделать. Горячая вода с лечебными бальзамами слишком расслабят тебя и ты заснёшь голодный в то время, когда твоему организму нужны силы на восстановление. А пока ты ешь, уточним некоторые детали нашего безумства. Турукано прошёлся по комнате и встал около белоснежной оконной арки, увитой ярким зелёным плющём с огромными благоухающими цветами. Вдохнул их аромат, а после сказал:
- Я не против того, чтобы и Рог пошёл в Ангамандо, но скажи мне, как ты рассчитываешь остаться там незамеченным? Чары Ульмо нужно уметь использовать. Для меня, например, это не столь сложно. Если Учитель усилит мои умения, то я проведу в Ангамандо незамеченным целый отряд, чтобы освободить как можно больше пленных. С другой стороны, моё личное участие в переговорах заставит Врага потерять бдительность, заставит поверить, что я сломлен и готов на уступки. Особенно, если я выступлю только теми силами, которые Моринготто оговаривает в послании. И при встрече с ним, я могу потребовать предоставить мне брата с племянником, чтобы удостовериться, что это не обман. И в тот момент, когда их приведут, орлы Манвэ падут с высоты и заберут нас. Но этот план может сработать и при моём отсутствии, правда Враг будет бдительнее. Всё зависит от того, насколько действенно ты сможешь использовать чары отвода глаз.

0

40

Наконец они добрались до комнаты во дворце, отведенной ему - очень предусмотрительно, до своего дома Эгалмот мог и не добраться, к тому же он был пуст и необитаем, а здесь его ждал ужин и горячая ванна... но слова короля были разумны, и Эгалмот, с тоской глянув на дверь купальной комнатки, был вынужден признать, что Турукано прав.
- Благодарю, государь, - он опустился на стул, окончательно плюнув на условности, и наполнил тарелку горячей едой. Не наброситься на нее было трудно, но здесь уже гордость не позволила - Эгалмот ел аккуратно и не спеша.
- А что если ты наведешь на нас чары и отпустишь без тебя? Ты верно рассудил, что тебе лучше отправиться в условленное место, пусть и под защитой орлов - если они того пожелают, конечно же... Но я не думаю, чтобы мы смогли так легко обмануть Моргота. Сам лжец по натуре, он может и не поверить, что ты согласился на переговоры без всякого коварства. Но там тебя все же будет защищать отряд и орлы, а в крепости - никто и ничто. Потому разумнее рисковать тем, от кого не зависит судьба Гондолина, как от тебя.
Эгалмот задумался, прикидывая оба варианта.
- Я бы не рассчитывал всерьез на то, что мы освободим многих кроме государя. Хотя бы потому, что ни один пленник не сможет хоть куда-то идти после освобождения. Нолдарана и его сына обещали не трогать до исхода срока - и это единственное, что дает нам шанс увести их, но прочие...
Нет, он-то знал, в каком состоянии пленники Ангбанда. Двоих-троих еще можно унести, но не больше - им ведь придется бежать опрометью.
- Ты можешь потребовать, но он может и не согласиться. Вытаскивать из крепости - вернее, но опаснее. Моргота там не будет, но останутся его майар.

0

41

-Хорошо, Эгалмот. Поступим исходя из того, что скажут Ульмо и Торондор. И если они откажут... - Турукано замолчал, потом, после паузы добавил:
- Не будем об этом. У нас есть время и наше упрямство. Значит всё получится. - Турукано невесело усмехнулся, пригладил рукой волосы и отошёл от окна, направляясь к выходу. Остановылся около двери, повернулся к Эгалмоту и сказал:
- Отдыхай сегодня, друг мой. Я же пока встречу жену моего брата. А завтра мы вместе обратимся к великому Ульмо. - нолфинг кивнул лорду и вышел за дверь.

0

42

Если они откажут... то что тогда? Судя по словам короля, он не отступится от своего решения. Тогда будет поединок...
Эгалмот поднялся на ноги, провожая Турукано.
- Да, время есть. Возможно, еще придумаем ответ, - он наклонил голову и, когда дверь закрылась, снова упал на стул. Теперь уже можно было торопливо доесть, хотя в голове бродили не самые счастливые мысли, а потом залезть в ванну, смыть с себя всю путевую грязь... и рухнуть наконец спать, уповая на то, что утро вечера мудренее. Может быть, во сне придут если не мысли, то хотя бы силы.

0

43

Известие о том, что в город возвратился лорд Эгалмот, да еще и не в одиночестве, сообщили принцу в тот же день. Юноша тотчас крепко задумался. Он сочувствовал, в самом деле сочувствовал лорду Дома Радуги и его незавидной участи, однако, при этом знал, что государь Тургон относится к беглецам из Темной крепости настороженно. Тем не менее, он, похоже, был расположен принять Эгалмота и выслушать его, когда тот попросил короля об аудиенции. Более того, об аудиенции приватной, в присутствии лишь личной охраны Турукано. Все это заставляло думать, будто лорд и его спутница не просто искали укрытия, а принесли какие-то исключительно важные вести.
Ломион решил не оставаться в стороне. Тем более, что проведать спасшегося нолдо и справиться, прежде всего, об его самочувствии было делом, несомненно, благородным и нужным.
Первым делом, принц послал одного из своих верных разузнать, где поселили Эгалмота. А затем, разведав обстановку, двинулся в означенном направлении сам.
Войдя, вежливым поклоном приветствовал лорда, про себя же отметил, что тот выглядит истомленным и явно мечтает об отдыхе.
- Aya, лорд! - сказал он самым участливым тоном. - 9 вижу, вы устали, а потому мой визит к вам не будет долгим. Я лишь хотел справиться, в каком вы состоянии и не нужно ли вам чего?

0

44

Что ж, вымыться Эгалмот успел - с толком и со вкусом. Правда, едва не заснул прямо в ванной, но все-таки не заснул.
Отодрав с себя всю путевую грязь, промыв и высушив полотенцем ставшие теперь короткими волосы - несмываемое клеймо пленника - он натянул чистую рубаху и штаны и босиком вышел в комнату с намерением упасть наконец в постель.
Намерению не суждено было осуществиться. Дверь распахнулась, и на пороге возник незваный гость: принц Маэглин, племянник короля.
Эгалмот учтиво склонил голову. Маэглина он никогда особенно не любил, но уважал как талантливого мастера и родича Турукано - однако на сей раз тот явился удивительно некстати!
- Приветствую, принц, - любезным тоном ответил он. - Сердечно благодарю за ваше участие. О нет, я теперь не нуждаюсь ни в чем, кроме отдыха.
Хорошо бы он понял намек. Сейчас Эгалмот хотел отоспаться, а не вести беседы.

0

45

- Приветствую, принц. Сердечно благодарю за ваше участие. О нет, я теперь не нуждаюсь ни в чем, кроме отдыха.
- Понимаю, - Маэглин улыбнулся, делая вид, что не понимает намека. Конечно, измученный пленник, бежавший из Железной темницы, нуждается в отдыхе. Но раз уж он отыскал силы, чтобы говорить . Турукано, то наверняка отыщет несколько минут и для принца. В свое оправдание, Маэглин обещал сам себе, что не станет отнимать у Эгалмота много времени.
- Я не займу вас надолго. Ведь ваш путь был долгим. - Маэглин опустился в ближайшее кресло. - Кстати, как вам удалось бежать? Ведь это - не тайна?

0

46

Понимает? Эгалмот смотрел в лицо принца, пытаясь понять, в самом ли деле тот столь бестактен или его заставило стать таковым любопытство. Когда Маэглин сел, он последовал его примеру - стоять на ногах было бы тяжело, и раз уж принц не понял прямого намека, не понял бы и косвенных.
- Это не тайна, принц, по крайней мере, не столь святая, как тайна Гондолина, - Эгалмот смотрел прямо и говорил без тени улыбки или теплоты в голосе. - Однако это не самая приятная тема для вечерней беседы, поверьте. В Ангбанде и около него вообще немного приятных тем.
Не то чтобы он скрывал свою историю, но ответив на вопрос, пришлось бы отвечать на следующий - почему его отпустили. А вот этого рассказывать без разрешения Турукано Эгалмот не мог. Король должен был решать, когда и как объявить это.

0

47

- Не самая приятная? - юноша притворно изумился. - Но я полагал, что сам по себе побег из крепости Врага должен был стать для вас делом приятным, хотя и нелегким.
Маэглин слегка постучал костяшками пальцев по подлокотнику кресла.
- Вы в самом деле настолько устали, что не в состоянии отвечать на мои расспросы, признаюсь, не совсем вежливые. Или вы что-то скрываете, лорд? Честно говоря, мне сейчас показалось именно это.

0

48

- Не самая приятная? Но я полагал, что сам по себе побег из крепости Врага должен был стать для вас делом приятным, хотя и нелегким.
- Вы напрасно полагали, - спокойно осведомил его Эгалмот. То, что изумление было наигранным, даже не обсуждалось - но вот вопрос, это принц не умеет фальшивить или не потрудился притвориться? Почему-то второе казалось более вероятным.
- Вы в самом деле настолько устали, что не в состоянии отвечать на мои расспросы, признаюсь, не совсем вежливые. Или вы что-то скрываете, лорд? Честно говоря, мне сейчас показалось именно это.
- Разумеется, скрываю, - лгать Эгалмот совершенно не умел, а отмолчаться на прямой вопрос было бы невежливо. - Впрочем, и устал тоже. Принц Маэглин, если бы я мог, я бы охотно удовлетворил ваше любопытство... или вами движет не оно одно?

0

49

Принц сразу ответил на последний вопрос Эгалмота:
- Меня, как и всех, интересует, прежде всего, безопасность города и моей семьи, ведь государь и его дочь - это моя семья. Поэтому простите мне мою назойливость, лорд, однако я вынужден еще немного подокучать вам.
Далее юноша заговорил, словно рассуждая вслух:
- Вам есть, что скрывать, это очевидно. Вас держали в рудниках? Едва ли. Пленник из Гондолина - слишком ценная добыча для Врага. Однако всем известно, что из самого Ангбанда бежать невозможно, или почти невозможно. Знаете, если бы мне дано было строить предположения, я сказал бы, что вас отпустили. Глупо, верно? Но вот за какие заслуги? - Маэглин пристально вгляделся в лицо собеседника. - Вы - не предатель, лорд. Не похожи на предателя. Возможно... сразу по прибытии в город, вы просили короля о встрече, стало быть, вам было, что рассказать ему. Может, Моргот освободил вас для того, чтобы вы донесли до Турукано некие вести, или предложение о сделке, или... Эру знает, что еще. - Молодой эльда слегка улыбнулся. - О чем я действительно не имею понятия, так это, кто ваша спутница? Говорят, она не похожа на бежавшую пленницу.

Отредактировано Маэглин (2015-02-28 21:02:52)

0

50

По губам Эгалмота скользнула опасная улыбка.
- Надо понимать, принц, вы полагаете, что государь недостаточно бдителен в вопросах собственной безопасности и безопасности города? - уточнил он, склонив голову к левому плечу. Маэглин теперь пытался утолить любопытство, делая вид, что беспокоится за Гондолин?
- Или за прошедший год обязанности лорда Эктелиона перешли к вам? - осведомился Эгалмот. Вообще за охрану Гондолина отвечал именно Дом Фонтана, но никак не Кроты.
Так что всю, явно продуманную заранее, речь Маэглина, Эгалмот выслушал все с той же легкой полуулыбкой. Никакие намеки его больше не цепляли, и лицо оставалось абсолютно нейтральным.
- Уверен, принц, что если вы зададите столь волнующие вас вопросы королю, он поймет ваше беспокойство о судьбе Ондолиндэ и ответит на все, - на что сочтет нужным, разумеется. Чем дальше, тем сильнее не нравились Эгалмоту эти настойчивые расспросы.
- О чем я действительно не имею понятия, так это, кто ваша спутница? Говорят, она не похожа на бежавшую пленницу.
И снова лицо его не изменилось.
- О, уверен, когда леди отдохнет, вас ей представят, - к счастью, у королевы сейчас был Турукано, так что досаждать ей Маэглину не дадут.

Отредактировано Эгалмот (2015-02-28 21:25:32)

0

51

- Надо понимать, принц, вы полагаете, что государь недостаточно бдителен в вопросах собственной безопасности и безопасности города? Или за прошедшие годы обязанности лорда Эктелиона перешли к вам?
Маэглин отвечал такой же улыбкой - выразительной, вежливой, нахальной.
- Я вынужден повторить, что помимо главы Дома я также являюсь принцем Гондолина. Угроза нашему городу - это в первую очередь, угроза Турукано. Для меня это - личное дело, лорд. И потом, обязанности каждого из членов Совета, каждого эльда в Гондолине - это забота о безопасности города и короля.
Чем больше Эгалмот старался уйти от разговора, тем яснее становилось его собеседнику, что его догадки вовсе не беспочвенны. Оставалось понять, в какой степени ему удалось попасть в цель.
- Уверен, принц, что если вы зададите столь волнующие вас вопросы королю, он поймет ваше беспокойство о судьбе Ондолиндэ и ответит на все,
- Возможно. Но король сейчас занять. Это раз. Во-вторых, я пришел за ответами к вам, и полагаю, что вы поможете мне... как вы сказали? Удовлетворить мое любопытство?
И в-третьих, никто не исключал того, что лорд Дома Радуги поведал королю далеко не все, что ему известно. Но эту последнюю мысль юноша предпочел удержать при себе.
- О, уверен, когда леди отдохнет, вас ей представят,
- Что ж, буду ждать с нетерпением, - парировал Маэглин. - Надеюсь, вы предупредили ее о том, что путь назад ей отныне заказан?

0

52

- Я вынужден повторить, что помимо главы Дома я также являюсь принцем Гондолина. Угроза нашему городу - это в первую очередь, угроза Турукано. Для меня это - личное дело, лорд. И потом, обязанности каждого из членов Совета, каждого эльда в Гондолине - это забота о безопасности города и короля.
- Безусловно, - широко улыбнулся Эгалмот. - Каждого из членов Совета, - повторил он. Хоть Маэглин и носил титул принца, все же они были почти равны по положению в городе, а он еще оставался Лордом Дома Радуги. - И все же я не сомневаюсь, королю очень польстит ваше заступничество.
Насколько он знал Турукано, тот не слишком-то любил быть подзащитным.
- Возможно. Но король сейчас занять. Это раз. Во-вторых, я пришел за ответами к вам, и полагаю, что вы поможете мне... как вы сказали? Удовлетворить мое любопытство?
- Боюсь, что я тоже на редкость занят, принц, - Эгалмот закрыл глаза. - Ужасно занят.
Желания спорить у него не было совершенно, к тому же ссора с принцем - не лучшее начало новой жизни. Но, кажется, неизбежное.
- Что ж, буду ждать с нетерпением. Надеюсь, вы предупредили ее о том, что путь назад ей отныне заказан?
- Как и почти всем жителям Гондолина, - любезно поддакнул Эгалмот и встал. - Благодарю вас за визит и участие, принц, но сейчас я собираюсь лечь спать. Доброй ночи.

0

53

На лице юноши не дрогнул ни один мускул. Принц поднялся на ноги.
- Что ж, лорд, я вижу, что вести, которые вы принесли Турукано, весьма важны. Настолько, что вы не находите возможным распространяться о том, что знаете, даже находясь в обществе того, кому король полностью доверяет, и вы это знаете. А таком случае, желаю вам приятного отдыха.
Маэглин вежливо раскланялся с Эгалмотом и вышел за дверь. По крайней мере, он убедился в одном - что лорд Дома Радуги действительно знает больше, чем желает показать. Остальное - лишь вопрос времени.

0

54

Очередной уже прямой намек Маэглин, к счастью, понял и встал. Эгалмот мысленно вздохнул с облегчением. Что ж, завтра уже тайна перестанет быть тайной, и Гондолин узнает о происшедшем - но так и в такой форме, как это решит Турукано.
А вот чрезмерная настойчивость Маэглина Эгалмота насторожила. Только ли любопытство им двигало? Не слишком ли много принц о себе воображает?
- Благодарю, принц, - учтиво ответил он, пропустив мимо ушей все остальное, кроме пожелания.
Проводив Маэглина до дверей - не столько из учтивости, сколько для того, чтобы закрыть за ним дверь и набросить щеколду - Эгалмот добрался наконец до постели, свалился в нее и, накрывшись кое-как одеялом, уснул.

0


Вы здесь » Окончание Первой Эпохи, другая история. » Мини-словески » В наши дни любые вести - добрые