Окончание Первой Эпохи, другая история.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Окончание Первой Эпохи, другая история. » Мини-словески » Утро настанет вновь?


Утро настанет вновь?

Сообщений 31 страница 60 из 206

31

- Ну и убили бы. Предателей-то.
Взгляд Майтимо стал холодным и колючим.
Не убили. Сделали всё, чтобы взять живыми. Не заслужили, видимо, скорой и лёгкой гибели.
- А должен был? Я первый раз тебя вижу. И первое, что сделал, спросил твоё имя. Чем ты недоволен?
Злой взгляд эльфа ничуть не смутил феаноринга. Наоборот, заставил выпрямиться и взглянуть в глаза собеседнику. Кем себя этот юнец воображает? Намо-судиёй?
- Со своей совестью я разберусь сам.- резко ответил Майтимо. - И не берись судить о том, чего не знаешь. И о тех, кого не знаешь, тоже.

0

32

- Ты думаешь, что все - такие же, как ты?
Юноша скривился снова. Да за кого он  их держит?
- О, нет. Ты никому ничего не должен. И никогда не был. Она ведь верила тебе до последнего. Думала, что ты.... а ты  отмахнулся от всего и убил ее.
Мальчишка вскочил, зло пробежался по комнате.
- Мое имя... жа оно ничего тебе не скажет. Ты же отрекся от прошлой жизни!

0

33

- О нет. Так я не думаю.
Хотя, похоже, что для этого эльфа всё уже было ясно и понятно. Он всё про всех понял и всем вынес приговор.
- Она?
Майтимо побледнел, хотя, казалось, и так был бледней некуда.
- Убил?
Линтенис. Он сразу понял, что речь о ней. И внутри что-то словно оборвалось. Что с ней случилось?!
Майтимо внимательно посмотрел на бегающего по комнате парня. Только теперь вгляделся в его лицо. Увидел знакомые черты... или ему кажется?!
- Кто ты?
Голос прозвучал глухо, словно слова давались через силу.

0

34

- Ты понял, да?
Лицо парня исказила усмешка.
- Ты только сейчас понял, да? До этого  не хотел видеть. Она.. Она тебя любила -  что ты дал ей взамен? Поиграл, предал и бросил в разоренном тобой доме!
Он говорил тихо, поти шипел, но яростно.
- Убил. ты...  ты хоть раз вспоминал  нас, папочка?

0

35

Майтимо сжал здоровой рукой подлокотник кресла так, что пальцы побелели.
Он понял.
Только сейчас.
Но...
- Ты ничего не знаешь. Ничего.- он тоже почти шептал.
Он помнил. Всё это время. Помнил... и от одной мысли от последнего разговора с женой хотелось разбить голову о ближайшую стену. Линтенис... была права, во всём. Назвав его убийцей, прогнав, прокляв, отказав в праве даже думать о будущем сыне.
- Я не играл. Я... любил её. -голос почему-то плохо слушался.
Любил. И они были счастливы... и так радовались, когда поняли, что скоро их станет трое.
Это было накануне гибели Древ.
- Что с ней? Она... мертва?
Майтимо встал, почти вскочил с кресла, забыв о ранах.
Сын. Это его сын.... вот так.
- Как тебя зовут?- тихо.

0

36

- А ты что знаешь?
Паренек  явно не успокоился,  но, вроде бы, готов был слушать. По крайней мере, так казалось. Он, вроде бы, успокоился и даже снова сел - в кресло, на этот раз. Прикрыл глаза.
- Как можно любить - и вот так...  бросить? Ты  же предал ее.
Предал, оставил одну... Как можно было? И чего он ждал - что она забудет про все, что они совершили и побежит за ним?
- Ты знаешь, что вы бабушку  убили в Альквалондэ?
Этого мать им простить не смогла,  не стала разговаривать, просто прогнала. Не объясняя... А что тут можно было объяснить?Что тут, вообще, можно было сказать?!
- Она ушла. Почти сразу после моего рождения...
Он  не встал, только осмотрел на вскочившего эльфа. Без всякого, впрочем, уже интереса.
- Норомельдо.

0

37

- Тоже... ничего, похоже.
Не знал... Откуда ему было знать, как и чем жил его сын. Которого он... да, бросил. Предал. Тем, что сделал. Его и Линтенис.
Майтимо не ответил на вопрос, потому что знал: что бы он ни сказал, это будет выглядеть мерзко. Как оправдание или как обвинение. И прощения не попросить, потому что не примет он прощения. И будет прав. Во всём прав.
- Нет. Не знаю.
Женщину? Откуда она там была? Да разве разобрать в горячке боя, кто в тебя стреляет?!
Проклятье...
Отчаяние, до этого бывшее просто грузом на сердце, теперь затопило всё внутри словно льдом.
Никакой суд не сравнится с тем, что происходило сейчас.
Майтимо снова замолчал, уткнувшись лбом в стену.
Норомельдо...
Скольо раз он представлял себе своего сына, а теперь... даже не узнал при встрече. Даже не почувствовал ничего. И что Линтенис ушла - тоже не почувствовал.
Страшно.
Пусто и холодно.

0

38

- Пытался, представь себе. - оправдываться он не собирался, но и молчать, подтверждая этим все, что она о них говорила - тоже.- Миримэ, ты что, правда вот во всё это веришь?
В то, что говоришь?

Верит, наверное: так легче. И Кано даже не знал, стоит ли ее разубеждать.
А еще очень хотелось ее просто обнять и пусть еще сильнее злится, пусть говорит, что хочет. И в глаза посмотреть тому, кто Миримэ сюда впустил, кто это вообще придумал.
Призраки, надо же... призракам тоже больно.

0

39

- А во что мне еще верить?
Девушка пожала плечами.
- В это верят все, кто здесь живет.
В Амане. Только такие слухи до них и доходили, а сами Феаноринги...
- У тебя вот есть шанс  изменить это мнение. Если захочешь.
Только вот пока она этого желания в менестреле не замечала. Ему словно нравилось быть бесчувственным бревном, которому все равно, что и кто о нем думает, и вообще на всех наплевать.

0

40

- Здесь? - он усмехнулся, ну да.
Здесь, в светлом Амане они и были чудовищами.
- Боюсь, мне не в чем разубеждать весь Аман. Там, в Эндорэ, о нас тоже рассказывали сказки, после Дориата... ты должна была слышать, - да и до они никогда не были добрыми волшебниками. - С тем же содержанием, хотя много лет Майтимо пытался избежать крови: ему почти удалось.
Мы сожалели, пытались ее обойти и выждать, а толку?
- он нахмурился, говоря все напряженнее. - Толку от сожалений для тех, кого мы убили, Миримэ? Для тех, кто здесь, в Мандосе?
Что это вернет?
Тебе не кажется, Миримэ, что у дел как-то больше веса, чем у всех объяснений и переживаний?
И знаешь... мне как-то не важно мнение тех, кто привез меня против воли и держит взаперти.

Отредактировано GameMaster (2016-10-16 19:55:53)

0

41

- Здесь... а ты никогда не думал, что иное отношение - его заслужить нужно? Чтобы тебе доверяли, чтобы... Да чтобы не шарахались вот так - как от чудовища? Ты... на самом деле хочешь умереть? Думаешь, что там лучше будет? Так это не так. Ты ничего не забудешь, и  гнет вины - ТАМ - намного сильнее.
Она покачала головой.
- А что для тебя важно? Упереться в свою правоту? А ты никогда не думал, что намерения и сожаления - это тоже дела. Особенно теперь, когда  война закончена? И что они важны - тем, кто теперь будет находиться рядом с вами? то вам, да, таким вот, придется как-то исправлять то, что произошло?
Странно, что они никогда не думли о том, что будет - после.

0

42

- Ничего.
Паренек устало вздохнул. Ниего он не знал - и ведь не хотел знать... Было горько и очень обидноот того, как все происходило. Он всю жизнь думал о том, какой будет эта встреча - если будет, конечно. Гадал... хорошо это будет, или плохо. Про старшего Феаноринга говорили много - и нехорошо. И мальчишка не знал, хочет ли он сам в этом убедиться. Но... Все равно - не мог побороть  этого необъяснимого желания увидеть его. Поговорить...
- Она ведь любила тебя. Так, что не могла жить одна. А ты хоть раз вспомнил? О... нас?
Было так тоскливо, что хотелось выть, как псу на Итиль. Только гордость не позволяла. Норо посмотрел на этого эльфа- чужого эльфа, которого он видел в первый раз  в жизни - своего отца.
- Ты получил то, что искал?

0

43

Майтимо обернулся. Долго молчал, глядя на юношу. Сказал негромко:
- Думал.
Только тот ведь не поверит. И будет прав - не было у него причин верить. И не будет никогда. Сын... его сын останется навсегда чужим для него. И можно хоть голову о стену расшибить, ничего не изменится.
А та, которую он любил... ушла. Умерла. По его вине.
- Не знаю. И да, и нет. Но... это неважно, сейчас уже точно неважно.
То, что ему дорого... этого уже не было и не будет. Остались одни руины. От дома, который он нашёл в Эндорэ, от всей жизни. От души. От всего.
Майтимо видел, как больно стоящему напротив мальчишке. Почти физически чувствовал его боль и тоску.
- Прости.
Не простит. Не сможет. Он сам бы не смог, наверное.

0

44

- И что думал?
Думал... и, все равно, шел вперед, не оглядываясь. Нашел для себя что-то еще, более нужное, более важное. Другую жизнь. другую семью, другой дом.  А они оказались просто орожной пылью, которую так легко стряхнуть с одежды и идти дальше.
- А что важно? Клятва ваша?
Наверное... толькоона ни для кого важной не была. Даже для тех, кто  убедил себя в этом и так упорно продолжал цепляться за эту убежденность. - Простить? За что?
Вряд ли этот эльф сожалел о том, что ушел - или о том, что походя разрушил чбю-то жизнь... так за что тогда?

0

45

- Что думал...
Майтимо сел в кресло. Все силы разом куда-то ушли, на плечи словно каменная плита легла.
- Норомельдо...- он устало посмотрел на юношу. - Ты... что ожидаешь услышать в ответ? Что я думал о... Линтенис, что любил её и до сих пор люблю? Что знаю, как виноват перед ней и перед тобой? Что...- он прервался, потому что дыхание сбивалось. - Или что я ни о чём не думал, что просто ушёл, не глядя назад и мне было всё равно?
И так ли важно, что он скажет? Парень ведь всё равно не поверит. В первое - так точно. А во втором не разуверится.
Майтимо понимал, почему он так думал, иначе и быть не могло.
- Клятва... а что ты знаешь обо всём этом?
Он спросил без вызова. Просто - и правда хотел услышать ответ.
- За то, что сделал. И за то, что не сделал, -тоже.

0

46

- Я хочу услышать правду.
Эльф пожал плечами. А какого ответа тот от него ждал? Что он хотел бы верить в сказку? Так он уже достаточно вырос и достаточно наслушался.. Всякого. И плохого и, наверное, хорошего. Только это все было... про совершенно разных и совершенно не похожих друг на друга эльфов. А он хотел понять, что из этого  - правда.
-Я хочу понять, кто ты, какой ты. Думаешь, я не имею на это права?
Норо пристально посмотрел на отца. Теперь он уже не ершился, на защищался и не обвинял - и стал даже похож не на фанатика, а на обычного, очень усталого, но эльфа,  а не чудовище.
- что вы поклялись вернуть камни Феанаро и готовы были убить любого, если вам покажется, что он вам чем-то мешает. И что так и поступали, в общем-то, на протяжении всего этого времени.
А разве не так было? конечно, кроме клятвы была еще и война - но она была потому, что  от нее никуда нельзя было деться, это был вопрос выживания.
- Мне не нужны извинения. Я понять хочу...
Все же, этот эльф был его отцом. И парень хотел понять, что за наследство и от кого ему досталось.

0

47

- Правду?
Майтимо грустно улыбнулся.
Правду... И как он эту правду расскажет? И вообще - в чём она? В том, что думает о нём Норомельдо и множество других эльфов? Да. В этом тоже. Но и в то же время была совсем другая правда. А вот как донести ей до стоящего перед ним юноши, он не знал.
Слова... слова тут помогут вряд ли. Они будут слишком похожи на оправдания. А оправдываться феаноринг не хотел. Его вина была его виной.
- Ты имеешь на это право.
Разумеется, имеет. И Майтимо готов был попытаться... только выйдет ли?
- Да. Так. Почти так.
Почти... Клятва была их жизнью, но не всей. И до какого-то момента вовсе не она была главным...
- Норомельдо...- Майтимо посмотрел в глаза юноше, - Я... вряд ли сумею объяснить тебе всё словами. Но я.. могу показать. Ничего не скрывая.... просто как было. А ты.... сделаешь выводы сам. Но ты должен захотеть увидеть и услышать меня.

0

48

- Ты сам хоть еще помнишь,  в чем она?
Или клятва и погоня за ней стерло все остальное из памяти? Что считал правдой тот эльф, что сидел сейчас перед ним? Его ли полюбила мама... и за что? И знала ли она правду -  или просто видела в нем то, что сама хотела видеть? Ответа на этот вопрос у него не было. Да и у кого, кроме, разве что Намо, он мог быть?
- Тогда расскажи.
От этого "почти так" сводило зубы. От раздражения. Он устал от недомолвок и попыток замолчать  прошлое. От того, что все говорят - почти так, наверное, ты и сам знаешь. Он ведь задал конкретный вопрос... И хотел на него ответ получить, а не возможность придумать его самому.
- Хорошо...
Норо медленно кивнул.
- Но ты же понимаешь, что тоже увидишь...  все?

0

49

- Помню.
Майтимо почувствовал гнев, но быстро подавил его. Его вины в том, что его сын так чувствовал и думал, было слишком много, чтобы винить кого-то ещё.
- Хорошо. Я постараюсь....
А Норомельдо злился. На что? Он хотел ответов.... конкретных, только были ли они?
Ему вообще кто-то когда-то отвечал на вопросы? Или просто внушал одну точку зрения?
- Да. Я понимаю. И... тоже хочу понять, веришь ты в это или нет.
Он на самом деле хотел понять. По-настоящему понять. Пусть больно будет, пусть страшно. Но этот юноша был его сыном. Сыном Линтенис.
Майтимо на миг прикрыл глаза - и словно увидел её. Такой, какой она была до... всего. Красивая.. как серебристый луч Тельпериона. Невысокая, она, даже встав на цыпочки, не доставала ему до плеча. Хрупкая, тонкая... весёлая. Её ничего не стоило рассмешить, и иногда феанарион делал это нарочно, потому что ему нравился перезвон её смеха - как колокольчик...
Он тряхнул головой и снова посмотрел на сына. Тот был похож на мать - неуловимо, но явно.
- Что ты.... хочешь увидеть сначала?
Если показывать всё... это надолго. Да и нужно ли?

0

50

Губы паренька снова искривились в усмешке, но он прикрыл глаза, успокаиваясь. Нельзя было давать волю гневу, нельзя. Это ничего не изменит, не в лучшую сторону - так точно. Если он хотел получить хоть какие-то ответы,  то нужно было набраться терпения и действовать... не так, как  подсказывали эмоции, а в согласии с разумом.
- Если хочешь.... Можем и попробовать. Я за этим и пришел.
Юноша кивнул. Что-то же должно было быть общим у них с этим эльфом. Должно... Он сам был гораздо больше похож на нолдо, чем на телеро, ему всю жизнь так говорили, да он и сам это видел. Дед всегда смотрел на это с неодобрением... да и не скрывал этого. Нолдор он... наверное, ненавидел тихо. К тем, кто остался, претензий не предъявлял, но...
- Я.... Сначала я хочу понять, как все начиналось. Как ты решил уйти и как уходил. Хочу увидеть клятву и... Альквалондэ.
Пока это были его главные вопросы.

0

51

- Да. Я хочу.
То, что это будет трудно, Майтимо отлично понимал. Но всё равно начинать было страшно.
А не начать - нельзя.
Феанарион кивнул в знак согласия.
И открылся.
Он очень давно не открывался - вот так. До конца, совсем. Не скрывая ничего - ни мыслей, ни чувств.
Смотри...
Тело Финвэ лежало во дворе, в луже крови. Странная, неестественная поза и серое лицо с заострившимися чертами. Они никогда раньше не видели смерть. Никогда не теряли. Никто даже представить себе не мог, что так бывает...
Гнев, который поднялся в душе, затопил её, рвался наружу. Гнев и боль. И - страх. Перед этим страшным и неизвестным, перед мертвым телом того, кто недавно был живым, перед упавшей темнотой, перед неизвестностью... И обида. Детская обида на тех, кто должен был не допустить того, что случилось.
И всё это вышло наружу - там, на площади Тириона, залитой пляшущим огнём факелов. Майтимо повторял за отцом слова Клятвы, веря в каждое слово, ни мгновения не сомневаясь, что будет так, как сказал он, что, если Валар отступились и предпочли бездействие, то они смогут преодолеть всё и победить. Рука с мечом сама взметнулась к чёрному небу, потому что иначе было невозможно.

Майтимо ненадолго прервался. Затем продолжил, сразу переходя к самому страшному.
Он так и  не понял толком, как и с чего это началось. Они были уверены, что телэри уступят, а телэри думали то же про них. Это было... словно не всерьез. Поначалу.
Кто-то из нолдор упал в воду, доспехи сразу потянули на дно. Кто-то обнажил меч. Свистнули стрелы... Наверное, это заняло какое-то время, но казалось, что прошло лишь пара мгновений. От первых шагов на трапы до того, как закипел бой.
Майтимо помнил лица первых двух убитых им телэри. И не забудет их никогда. А потом всё слилось, перемешалось, и он не думал и не помнил уже ничего. Оказалось, что это очень легко - отнять жизнь у эрухини. Легко для тела - быстрого, ловкого, тренированного, которое делало свою работу почти бессознательно. А для души... в тот момент ее будто и не было вовсе.
Потом он сидел у моря и пытался отмыть руки. А они не отмывались. И внутри было омерзительно пусто. Ни одной мысли. Ни чувств. Ни-что-го...

Майтимо выдернул себя из воспоминаний. Сжал пальцами висок. Посмотрел на юношу невидящими глазами.
- Тогда... мне казалось, что это сделал не я. Потому что я бы не смог... - хрипло произнёс он.

Отредактировано Финдекано (2016-10-20 05:41:41)

+1

52

Юноша смотрел чужие восспоминания, переживал все то, что произошло еще до его рождения - И, одновременно с этим - помнил, кто он, помнил все то, что видел и пережил сам. Он не стал этим Феанорингом, как могло бы быть. Но почувствовал... И точно так же открылся в ответ.
Шаг, еще шаг. По пристани... Ноги скользили по темно-красным, почти черным в свете факелов камням.  Казалось, что все это - какой-то нелепый и страшный сон. В реальности такого быть не могло.. И он прекрасно помнил, что вчера, когда он шел этой дорогой, камни были белыми. И не было вокруг этих тел. Как же их было много... Знакомые и не очень, телери, нолдор в странных, таких непонятных доспехах. Он с ужасом вглядывался в лица, тормоша... и понимая, что ничего уже не сделаешь. И каждый раз сердце замирало от боли. Он был рад, что лицо - не ее, и знал, что ее _тоже_ уже нет. Он чувствовал это, знал, что какая-то часть его собственной души уже была мертва.
Тело он нашел у причала. Короткая серебристая туника разорвана и залита все той же  темной кровью, волосы разметались по пристани, слиплись,  с одной стороны  прилипли к лицу, превратив ее в гротескную маску.  Как у них только рука поднялась...
- Будьте вы прокляты, Феанаро. Будьте вы прокляты вовеки веков, - шепчет эльф, глядя на север,  туда, где еще можно разглядеть очертания  белых кораблей. Он не успел. Если не защитить, то, хотя бы, остаться  рядом с любимой.
.... Худенькая эльдэ сидит у окна. Она ждет ребенка. Видно, что срок родов уже очень скоро, но в ее глазах нет радости. Они пустые, и смотрит она не в окно, а куда-то в стену, не видя ничего вокруг.
- Они уплыли.  Они не вернуться. - тишину комнаты разрывает резкий голос. Он подходит ближе, рука замирает над плечом женщины, но коснуться не решается.
- Я знаю, отец. - Ее голос звучит ровно и безучастно. И очень-очень тихо. - Я знаю... Они уплыли,  ничего не оставив  нам,  кроме горечи.
На лице женщины нет и следа эмоций. Только глаза - огромные, черные почти, замерзшие от ужаса.
...- Мама?
Та же женщина сидит у окна в той же позе. Только  она снова стройная... А он  едва достает ей до колена, и на ножках еще стоит нетвердо.
- Мама... - Протянуть руку, потянуть за подол платья... Но она словно не замечает ребенка. Потом тонкая руа проводит по темноволосой головке, но как во сне.
- Прости малыш... я задумалась...
...Через два дня она не проснулась.

- Ты не понимал, что делаешь, тогда, в первый раз. А потом как же? Потом ты ведь не мог не понять, чо это _ты_ сделал. И что именно сделал... Так почему пошел дальше? Тебя ведь это не остановило, ты и дальше убивал. Я знаю...  про Дориат, и про Гавани. Что они тебе сделали?

0

53

Откровенность за откровенность... Норомельдо тоже не скрывал ничего.
Чужие воспоминания нахлынули потоком, и он замер, окунувшись в них, как будто упал в обжигающе-ледяную воду и потерял способность дышать и двигаться. Словно судорогой свело - только не тело, а душу.
Потом, когда чуть отпустило, стало больно. Очень больно, но иначе и не могло быть. Не должно было быть. Он заслужил эту боль, но она уже ничего не могла ни изменить, ни исправить.
И никому не было легче от того, что он её испытывал.
Майтимо всматривался в лицо жены - бледное, непривычно-печальное, в глаза... никогда не было у неё таких глаз: усталых... неживых.
Смотрел на сына - маленького, едва научившегося ходить.
Можно сколько угодно говорить себе и другим, что у них не было выбора. Можно сказать тысячу слов про Клятву, войну и много чего ещё. Можно... Только истина остаётся неизменной, простой и страшной.
Убил. Предал. Бросил.
- Да, я понимал.
Дориат....Гавани...
Майтимо не знал, как объяснить - почему. И можно ли вообще было это объяснить.
Ничего они ему не сделали... ни ему, ни кому-то еще из них семерых... Они сделали себе всё сами. В какой момент, когда случилось так, что Клятва выела из их душ всё, оставив пустые оболочки?
Он не хотел идти в Дориат. Не хотел, потому что знал - будет плохо. Победят они или проиграют... неважно. И всё равно пошёл. Что вело его вперед? Отчаяние? Долг? Или он просто малодушно разрешил себе плыть по течению, даже если оно несет в пропасть? Тем более, если оно несёт в пропасть...
После Нирнаэт что-то сломалось внутри. И не было уже сил выгребать, бороться. Усталость была. Холод. И еще... желание поскорей всё закончить. Как угодно, только скорей.

- Я не знаю, как и что ответить тебе, Норемельдо. Понять... это вряд ли возможно. Оправдываться я не хочу, да и нету оправданий. Так же как и прощения. Не от кого-то, от самих себя. Не знаю, поверишь ты этому или нет.

0

54

- Я слышу твои мысли...
Он чуть пожал плечами. Слышал... значит - знал, чувствовал все то же самое, что чувствовал и его отец. Только не понимал этого. Не понимал той обреченной  безразличности, покорности.. чему? Судьбе чтоли? Так не судьба это была. Куда проще было  сказать, что это - Клятва. Что это именно она заставляет их  совершать все то, что они - не хотели. Он ведь знал, что не хотели... Но делали,  и не раз и не два ведь. Почему?
- Почему ты не остановился тогда? Почему перестал бороться?
Это было слабостью, трусостью, просто... легким выходом! Но не меняло совершенно ничего.
- Почему ты думаешь, что со смертью все закончится?
Они ведь... не людьми были. Да и  у людей не заканчивалось, наверное... Просто о них  эльфы только слышали - но не знали слишком многого. А тут...
- Тебе нужно с ней поговорить.
Норо был уверен, что собеседник поймет - с кем.

0

55

- Я знаю. Я не скрываю их, наоборот. Ты ведь хотел понять... Не меня, тут вряд ли что-то выйдет. Понять, что я чувствовал.
А думать, как он, сын всё равно не сумеет. И слава Эру. Майтимо никому не хотел бы таких мыслей. Неправильных, искаженных. И такого разлада внутри самого себя, с которым невозможно жить и от которого не избавишься.
- Почему? Норомельдо... ведь Клятва это не просто слова, сказанные сгоряча. Она... незаметно, исподволь выедает всё, что есть хорошего, заполняя освободившееся место собой. Ты вроде и жив, но... на самом деле жива только твоя оболочка.  Я не оправдываюсь и не жду сочувствия. То, что мы сделали, мы делали сами, никто нас не заставлял и не принуждал. Наверное. мы могли остановиться.... но не остановились. Почему... я не могу тебе ответить.
Майтимо был бы рад объяснить, но... наверное, мальчик ждал другого. Наверное, был разочарован теперь еще больше, если есть куда больше, конечно...
- А я не знаю, закончится или нет.... но в Чертогах нет Клятвы.
Возможно, там нет и свободы от неё, этого Майтимо не знал и не мог знать, разумеется.
- С ней?
Он вздрогнул и растерянно посмотрел на сына.
- Но.. она же...

0

56

- Но ведь... пока ты жив, ты можешь бороться. С чем угодно...
Да, он не понимал, что такое клятва, и не считал, что поймет когда-нибудь. Это было слишком чуждо ему. Только вот такое отношение -  что есть клятва и она тобой управляет... Это были только слова. Не чары, которые управляют твоим телом.  Не что-то, что тянет тебя вперед и чему ты не можешь сопротивляться..
- Вы   могли остановиться... Всегда. После Альквалондэ, или там, в Эндоре. Никто у вас этой возможности не отнимал. И я не понимаю, почему вы этого не сделали. А сейчас? Что будет с вашей клятвой сейчас?
Они ведь уже не выполнили ее, ни в отношении камней, ни в отношении Моргота. И не выполнят уже никогда.
- Она что, умерла? Да... Но ведь душа ее все еще есть.
Пусть и в Чертогах.

0

57

Майтимо слушал обращенные к нему слова... всё верно. Бороться, пока жив. И да, не было на них никаких чар. И никто не заставлял их делать то, что они делали.
Они могли остановиться.
Должны были.
Но не остановились.
Норомельдо не понимал. И никто понять был бы не в силах. Это невозможно понять потому что для того, чтобы понять, надо быть - ими. Надо чувствовать внутри этот проклятый зов Клятвы, это отчаяние, сводящее с ума и толкающее вперед, не дающее покоя. И то, как умирает душа, в муках, пытаясь сопротивляться неизбежному.
Нет. Не надо. Никому больше не надо чувствовать это. Пусть лучше не понимает, осуждает, презирает.
- Я не знаю, что будет сейчас.
Майтимо посмотрел в глаза сыну. Он не понимал, зачем им не позволили умереть, зачем нужно было привозить их сюда. Продлить пытку? Что же... получилось, отлично получилось.
Только не станет он просить ни прощения, ни избавления - у Валар. Перед НИМИ он виновен не был.
- Можно ли говорить с теми, кто ушёл в Чертоги?
Майтимо не знал, что в нем больше сейчас- желания увидеть жену или страха перед этой встречей...

0

58

- Вам нужно это решить. Сейчас это будет зависеть от вас.
Снова... Может быть -  в последний раз. И что они выберут... Юноша отвернулся  к окну.
- Скажи, вы пытались остановиться? Ты сам,  твой брат? Вы хоть раз пытались сказать себе, что есть вещи, важнее, чем клятва?
Он чувствовал, что отец злится - на кого, на судьбу? на Валар? - но это же было просто глупо...В чем они провинились? В том, что не схватили вовремя за руку и рот не заткнули?
- Тебе - да. Намо..  сделал исключение. Ситуация... нетривиальная.
Он не хотел говорить об этом,  нотеперь от решения этих эльфов зависело очень много.

0

59

- Наоборот, вот это нужно заслужить, чтобы шарахались. - он покачал головой.
По голове прилетело еще в Эндорэ и двигал Кано ею осторожно.
Они заслужили. Когда в Гаванях верные пошли против них, Макалаурэ разозлился, очень, но не удивился совершенно и... ему стало легче. Потому что они и верных вели за собой в ту же тьму.
Не удивился и не остановился. Почему? Его не пугала больше ни кровь, ни что другое. И только сейчас он понял, как же Майтимо был прав. Валар не могут разрешить клятву, данную именем Эру, а жить здесь, на одной земле с камнями...
- Правоту? Нет... тем, кто будет рядом с нами гораздо важнее будет, чтобы не проснулась клятва, - усмешка вышла горькой. - Нет, я не хочу смерти, но это для всех теперь лучший выход.
Что-то его царапнуло в ответе девы. То, как она сказала о чертогах намо? Взглянул на нее тревожно и осторожно спросил.
- А чего хочешь ты? Ты сама? Ты тысячу лет в Эндорэ знать меня не хотела, а теперь... ты вернулась с Эонвэ, так?
Не так.

Отредактировано GameMaster (2016-10-23 18:24:50)

0

60

- Для кого - для всех, и почему ты так решил?
Дева покачала головой, пропустив мимо ушей  предыдущую фразу.
- почему ты решаешь... за всех?
Всегда... Всегда он был таким.  Слишком упертым в своем представлении о том, что  дОлжно!
- А ты не думал, что и сейчас от твоих действий будет зависеть чья-то жизнь? Брата.... матери? Племянника?
Хотя бы их. Любое действие имело свои последствия. А менестрель, видимо, считал, что  свободен от всех обязательств, кроме Клятвы.
- Нет, не с Эонвэ. Ты и сам понял, откуда.
Девушка совершенно не собиралась  скрывать правду, тем более от него.
- Чего хочу? Какая разница? Я хочу... чтобы все было правильно. Но для каждого ведь правильность - в чем-то своем. И я не буду навязывать тебе свое понимание.
Он должен был понять.... сам.

0


Вы здесь » Окончание Первой Эпохи, другая история. » Мини-словески » Утро настанет вновь?