Окончание Первой Эпохи, другая история.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Окончание Первой Эпохи, другая история. » Мини-словески » "Мой выбор сделан... " АУ


"Мой выбор сделан... " АУ

Сообщений 1 страница 30 из 336

1

Время действия:вскоре после Нирнаэт
Место действия: Ангбанд
Участники: Майрон, Финдекано
Описание: После Битвы Бессчетных Слез Финдекано попадает в плен. Альтернативный сюжет.

0

2

Финдекано прислонился спиной к холодной стене камеры и прикрыл глаза. Когда он оставался один, можно было позволить себе расслабиться. Не изображать гордого и несгибаемого короля нолдор, безразличного к боли и унижению. Хотя даже сейчас он не был уверен, что за ним не наблюдают каким-то образом. Ну и пусть... он не собирался впадать в отчаяние. Хотя было от чего,и порой очень хотелось. Шансов выбраться отсюда у него не было. Никаких. Все были уверены в его гибели и, судя по всему, Моргот вовсе не спешил сообщать о том, что это не так. Наверное, он имел какие-то свои планы или ждал удобного момента. Или все еще надеялся узнать о Гондолине... Финдекано усмехнулся. Редкий случай, когда он говорил правду Врагу, а тот не верил.Но нолдо действительно понятия не имел, где находится тайный город брата. Хотя знал бы - не сказал тоже, конечно.
Время тут было странным. Оно... словно совсем остановилось. Дни и ночи почти не различались между собой, и если сначала Финдекано как-то чувствовал смену суток, то теперь все слилось в одинаковое серое нечто.Может быть, потому что в камере не было окон... да, собственно, тут вообще ничего не было кроме склизких стен, низкого потолка и пучка гнилой соломы в углу, на которой узнику предлагалось спать. Да, еще цепь, которой он был прикован к стене - достаточно длинная, чтобы можно было сесть или лечь.Когда его уводили из камеры, браслет-наручник открывали ключом. Уводили  примерно раз в пару дней... потом давали отлежаться и прийти в себя. По расчетам нолофивиона время очередного появления орков как раз должно было  наступить очень скоро. Помимо воли он прислушивался к звукам за дверью...

0

3

Майрон довольно давно не бывал в этой части темниц Твердыни. Он вообще давно здесь не бывал. Последнее время было не до пленников. Война шла полным ходом. И успешно шла, надо сказать. Союз Маэдроса был разгромлен. Феаноринги лишились почти всех своих земель. Следующей мишенью станет Фалас... очень скоро станет. Все приготовления уже закончены. А дальше... дальше - Гондолин. Нужна лишь малость - выяснить его местонахождения. Да, Майрон был очень занят. Но сегодня у него выдалось свободное время и он решил навестить "особого гостя" Твердыни.
Финдекано, Верховный король Изгнанников, оказался столь любезен, что согласился погостить у Владыки Севера. И пользовался этим гостеприимством уже достаточно, чтобы по достоинству его оценить. Он знал, что эльф упрямо отрицает свою осведомленность насчет Гондолина. Глупо. Ведь и орку понятно - не может Фингон не знать о том, где живет его брат. И вот теперь Ортхэннэр пожелал взглянуть на этого упрямца. И заодно - понять, в чем, возможно, его слабость.
Дверь в камеру перед ним распахнули без разговоров. Майа вошел и остановился прямо напротив эльфа, скрестив руки на груди и слегка насмешливо разглядывая его. Да, знакомство нолдо с застенком и вправду было тесным.

0

4

В коридоре раздались шаги, а затем шум открываемого засова. Значит, орки. Финдекано выпрямился, не без труда оторвав себя от стены. Нечего им видеть слабость короля нолдор, пусть уже и бывшего. Дверь распахнулась и... нет, это были не орки. То есть и они тоже, конечно, но лишь как сопровождающие.
Старший сын Нолофинвэ никогда раньше не видел первого ученика и правую руку Моргота. Но узнал его сразу. Точнее, понял, что это именно Саурон. Майа уверенно прошел через камеру и остановился напротив пленника. Финдекано заставил себя спокойно встретить его насмешливый взгляд, стараясь не думать о том, какое удовольствие должен сейчас доставить врагу его вид: лохмотья, оставшиеся от одежды, коротко остриженные волосы, следы пыток... Все это не должно иметь значения. Он не собирается сдаваться. И ни страха, ни отчаяния они не увидят.
Саурон молчал. Молчал и Фингон, не опуская глаз и невольно прищурившись от полосы света, падающей из коридора. После камеры даже он казался слишком ярким.
Орки, почтительно пропустившие хозяина, вышли. Только двое из них остались стоять у двери - мало ли что, вдруг пленник что-то выкинет. Эта мысль заставила Финдекано усмехнуться. Трусы. Жаль, что цепь корокая, а то можно было бы попробовать...

0

5

Нолдо бодрился и принимал гордый вид. Что ж, это ему почти удалось. Правда, учитывая антураж, Майрон подозревал в этом некоторую наигранность.
Эльф усмехнулся и, проследив его взгляд, майа убедился, что жизнерадостности ему прибавил вид парочки орков, что нервно топтались у двери. Едва заметно ухмыльувшись, Волк жестом велел оркам выйти вон, каковое распоряжение те выполнили незамедлительно.
Оставшись с Фингоном наедине, Ортхэннэр вновь посмотрел на эльфа и, едва наметив вежливый поклон, произнес:
- Приветствую, Нолдаран. Давно мечтал увидеть вас гостем здесь. - Он снова окинул взглядом нолдо. - Вижу, скучать вам не дают.
Программа пыточных не отличалась большим разнообразием, но, тем не менее, равнодушным не оставляла никого.

0

6

Майа заметил его усмешку и его взгляд и догадался о его причине. Во всяком случае сделал оркам знак выметаться, что они и сделали очень быстро. Финдекано чуть заметно пожал плечами. В сущности, дела это не меняло. И вовсе не мешало позвать их в любую минуту - наверняка эти твари топчутся под дверью.
- Приветствую, Нолдаран. Давно мечтал увидеть вас гостем здесь. Вижу, скучать вам не дают.
Удивительно оригинальное приветствие.
- Ну что же... мечты сбываются, видимо. -холодно ответил эльф, - А чему обязан такой радости с вашей стороны? Скучать... нет, что вы. Хотя надо сказать, что местные развлечения не говорят о большом полете фантазии тех, кто их придумал.
Скучать ему и правда не давали. Но, наверное, хуже всего были не физические страдания, голод или холод. Самым страшным было сознание своего поражения... того, что он не смог привести нолдор к победе. Чувство вины перед теми, кто погиб в этой битве. Страх за тех, о ком он ничего не знал - за друзей, за брата. Впрочем, судя по тому, как старательно от него добивались сведений о Гондолине, Турьо жив и вернулся к себе. А что с остальными? С Майтимо? С его семьей? Вдруг Враг добрался и до них уже? Все эти вопросы мучили Финдекано постоянно, когда он оставался один в камере, не давая расслабиться ни на миг. Порой хотелоь просто выть от тоски и отчаняния. Но этого Саурон точно знать не должен. Поэтому нолофинвион по-прежнему прямо и по возможности спокойно смотрел на майа, не отводя глаз. И пытался понять, что именно тому нужно, зачем он явился сюда. Мог ведь и в пыточную прийти, но почему-то предпочел разговор тут, да еще и наедине.

Отредактировано Финдекано (2013-10-15 19:45:24)

0

7

- Ну что же... мечты сбываются, видимо. А чему обязан такой радости с вашей стороны? Скучать... нет, что вы. Хотя надо сказать, что местные развлечения не говорят о большом полете фантазии тех, кто их придумал.
- Мои - обычно сбываются, - усмехнулся Майрон, небрежно оперевшись плечом о стену. - А вы предпочитаете разнообразие в таких вещах? Что ж, могу посодействовать.
О да, он мог... еще как мог. Если он лично займется "развлечениями" Фингона, нолдо поймет, насколько разнообразны они могут быть. Но сегодня он не за этим пришел.
- А что же до того, что привело меня сюда... Простое любопытство. Я столько о вас слышал, но встречаться нам, кажется, не доводилось. Вот, решил восполнить этот пробел.
Волк лучезарно улыбнулся, словно бы и в самом деле  всего лишь вел светскую беседу.

0

8

- Мои - обычно сбываются,  А вы предпочитаете разнообразие в таких вещах? Что ж, могу посодействовать.
- Предлагаете мне вам позавидовать? -Усмехнулся Финдекано.- Боюсь, что мы с вами мечтаем о разном. Так вы о мечтах поговорить пришли?
Финдекано вновь прислонился к стене, стараясь сделать это не слишком заметно. Не хотелось показывать слабость и усталость, но упасть перед майа было бы еще хуже и унизительней.
- Что же касается разнообразия... боюсь, что тут мои предпочтения большого значения не имеют, не так ли?
Впрочем, нолофинвион был уверен, что сейчас Саурон пришел не развлекаться.
- А что же до того, что привело меня сюда... Простое любопытство. Я столько о вас слышал, но встречаться нам, кажется, не доводилось. Вот, решил восполнить этот пробел.
- Ну что же... вот он я. Что дальше?- не слишком любезно ответил нолофинвион.
Финдекано чувствовал глухое раздражение, которое попытался подавить. Майа пытался играть с ним, как кошка с мышью. Только вот мышью он быть не желал. И, честно говоря, предпочел бы скорее общество орков, а не созерцание насмешливо-любезной физиономии Саурона.

0

9

- Предлагаете мне вам позавидовать?  Боюсь, что мы с вами мечтаем о разном. Так вы о мечтах поговорить пришли?
- А почему бы нет? Или вы можете предложить более увлекательную тему для нашей беседы? В таком случае - не стесняйтесь. И я бы не был столь уверен, что наши мечты так уж различны. Разве вы не мечтаете о свободе? О мире? О праве творить по своему разумению? Разве не за этим вы пришли сюда?
Майрон, не меняя заинтересованно-любезного выражения лица, заметил, что эльф прислонился к стене. Конечно, майа понимал, что перенесшему пытки и голод пленнику стоять тяжело. И именно по этому не спешил присесть сам. Гордость нолдо не позволит, чтобы враг смотрел на него сверху вниз. Так что пусть истязает сам себя, если так хочется.
- Что же касается разнообразия... боюсь, что тут мои предпочтения большого значения не имеют, не так ли?
- Отчего же. Ваши предпочтения имеют очень большое значение. Ведь ваша дальнейшая жизнь зависит целиком от того, что вы предпочтете. Такие вот... развлечения. Или покой и, может быть, свободу. И, может быть, не только для себя. В наших темницах много эльфов. Думаю, Учитель не откажется отпустить... ну скажем десятерых. На ваш выбор. Конечно, если вы окажете нам ответную любезность.
А почему бы нет? Майрон, действительно, был готов отпустить на все четыре стороны некоторое количество пленников, если Фингон сдастся. Не забыв, при этом, ввести их в суть сделки. Дабы эти освобожденные пленники разнесли жизнеутверждающую весть о предательстве Нолдарана по всему Белерианду. Вот только... упрямец на это, скорее всего, не пойдет.
- Ну что же... вот он я. Что дальше?
Эльф злился. И не скрывал неприязни к собеседнику. Это веселило
- Горд и непреклонен, - насмешливо пропел майа. - Неужели ты до сих пор считаешь, что это все - не зря? Что все смерти и преступления твоего народа что-то значат? Или это... просто гордость? Самообман?

0

10

- А почему бы нет? Или вы можете предложить более увлекательную тему для нашей беседы? В таком случае - не стесняйтесь. И я бы не был столь уверен, что наши мечты так уж различны. Разве вы не мечтаете о свободе? О мире? О праве творить по своему разумению? Разве не за этим вы пришли сюда?
- Да нет, отчего же. Можно и о мечтах.
Финдекано с досадой понял, что майа заметил его движение. Но заставить себя выпрямиться, не опираясь о стену, не получалось. И, наверное, не стоило. Он не знал, сколько сможет так простоять.
- Мечтаем. -согласился эльф, - Только вот не уверен, что наш с вами понятия о свободе, мире и творении сходятся.
Похоже, любимый ученик Моргота настроен поговорить на философские темы. Что же... пусть. Только все равно надо быть очень внимательным, потому что это запросто может быть ловушка. Разговорить пленника, заставить его расслабиться, успокоиться, что пыток на сегодня не будет, и сболтнуть лишнего.
- Отчего же. Ваши предпочтения имеют очень большое значение. Ведь ваша дальнейшая жизнь зависит целиком от того, что вы предпочтете. Такие вот... развлечения. Или покой и, может быть, свободу. И, может быть, не только для себя. В наших темницах много эльфов. Думаю, Учитель не откажется отпустить... ну скажем десятерых. На ваш выбор. Конечно, если вы окажете нам ответную любезность.
Финдекано пристально посмотрел в лицо майа. Он что, серьезно решил таким образом его... купить? Или просто издевается?
- Знаете...- глаза нолдо сузились, - Я бы посмеялся над вашим предложением, но ведь мы с вами изображаем светскую беседу. Еще подумаете, не дай валар, что король нолдор дурно воспитан. Так что смеяться не стану, а просто спрошу - вы всерьез думаете, что я соглашусь и у вас будет великолепная возможность компенсировать десять упущенных возможностей тысячами убитых? Если вы не против, я лучше предпочту... развлечения.
А ведь они так и не верят, что он не знает, где спрятан Ондолиндэ... Финдекано вдруг почувствовал себя не то, чтобы лучше, но - сильней. Пусть не верят и добиваются ответа. Меньше времени на что-то другое останется.
- Горд и непреклонен,  Неужели ты до сих пор считаешь, что это все - не зря? Что все смерти и преступления твоего народа что-то значат? Или это... просто гордость? Самообман?
- О... -Финдекано ответил в тон собеседнику, с такой же насмешкой, - мы уже на "ты"? -а затем продолжил уже спокойно и серьезно, - Да. Считаю. И уверяю тебя, что моей гордости хватит надолго. Потому что она держится не на самообмане а на уверенности в своей правоте.
Слова о преступлениях нолдор он оставил без ответа. Это еще всплывет и не раз... Тху не упустит возможности ткнуть его носом в Альквалондэ, Лосгар и многое другое.

0

11

- Да нет, отчего же. Можно и о мечтах. Мечтаем. Только вот не уверен, что наши с вами понятия о свободе, мире и творении сходятся.
- Разве? - Вскинул бровь Майрон. - Тогда почему же  пути, которыми мы идем к ним, столь похожи?
Словесная шелуха не имела никакого смысла. Не то, чтобы майа говорил не то, что думал, совсем нет. Просто это было... не важно. Какие цели и мотивы движут Нолдор? Да кого это волнует!? Этот разговор имел лишь одну цель - вызнать слабое место Нолдарана. Оно есть. В этом нет сомнений. Просто нужно его найти.
Ортхэннэр по-прежнему стоял. Стоял и Фингон. Интересно, на долго ли его хватит? Волк решил выяснить это - просто так, ради забавы.
- Знаете... Я бы посмеялся над вашим предложением, но ведь мы с вами изображаем светскую беседу. Еще подумаете, не дай валар, что король нолдор дурно воспитан. Так что смеяться не стану, а просто спрошу - вы всерьез думаете, что я соглашусь и у вас будет великолепная возможность компенсировать десять упущенных возможностей тысячами убитых? Если вы не против, я лучше предпочту... развлечения.
- О! - Усмехнулся Волк. - Благородные Эльдар научились считать чужие жизни? Как мило... интересно, а рассуждали бы вы так же спокойно, если бы среди этих десяти - как вы сказали? - упущенных возможностей был... ну, скажем, ваш сын? Или брат? Или друг? Вы ведь понимаете, что однажды такое может случиться. А, быть может - уже случилось.
Ортхэннэр улыбался самой лучезарной улыбкой, какую только можно представить. Жаль, очень жаль, что никого из семьи Финдекано им найти не удалось... но ведь он этого знать не может. Может лишь предполагать. Пусть помучается сомнениями пока. А там, глядишь, улыбнется удача.
- А развлечения... они, безусловно, будут. Пока вы молчите. И самое глупое в том, что вы никому не поможете. Гондолин обречен. Рано или поздно мы его найдем. И не оставим там камня на камне. А у вас появится возможность встретиться с Турукано.
О, да! Тургона, непременно, нужно схватить живьем. Тогда можно будет славно поразвлечься с обоими. И отплатить сторицей кое ому за упрямство и заносчивость. И за многое другое.
- О... мы уже на "ты"? Да. Считаю. И уверяю тебя, что моей гордости хватит надолго. Потому что она держится не на самообмане а на уверенности в своей правоте.
Майрон слушал очень внимательно и серьезно, словно мнение нолдо и впрямь интересовало его.
- Действительно? - Волк чуть склонил на бок голову. - И в чем же ваша правота?

0

12

- Разве? Тогда почему же  пути, которыми мы идем к ним, столь похожи?
- И в чем же эта схожесть, позвольте спросить?
По губам нолдарана скользнула насмешливая улыбка. По правде говоря, она далась ему с трудом, потому что очень много сил уходило на то, чтобы просто стоять на ногах. А не сползти по стене на пол. И, кажется, Саурон ждал этого момента. Значит, надо, чтобы не дождался.
- О! Благородные Эльдар научились считать чужие жизни? Как мило... интересно, а рассуждали бы вы так же спокойно, если бы среди этих десяти - как вы сказали? - упущенных возможностей был... ну, скажем, ваш сын? Или брат? Или друг? Вы ведь понимаете, что однажды такое может случиться. А, быть может - уже случилось.
Удар был точным и почти физически болезненным. Майа словно прочитал его одинокие мысли, увидел сомнения и страхи. На мновение сердце Финдекано сжал едва ли не ужас... А что, если... Но он тут же запретил себе поддаваться. Саурон играет. Ищет. Нащупывает места, куда можно побольней ударить. Ниточки за которые можно потянуть. И нельяз вестить на ео провокации, как мальчишка, которго дразнит более взрослый приятель.
- А мы всегда умели это делать, -голос эльфа звучал ровно, хотя стоило ему это немалых трудов, - Если бы это было не так, ты не стал бы сейчас играть на моих чувствах к тем, кто мне дорог. Нет. Я не рассуждал бы спокойно, зачем врать? Мне было бы очень больно. Но я не могу не помнить о том, что каждый из пленных - чей-то сын, брат или друг. И сотни тысяч других эльдар - тоже. Хотя тебе до этого дела нет и быть не может, конечно.
А в голове, несмотря на все доводы рассудка, билась отчаянная мысль - а вдруг Саурон не блефует и кто-то из его родных действительно попал в плен? Нет. Не может быть. Иначе они бы уже давно это использовали.
- А развлечения... они, безусловно, будут. Пока вы молчите. И самое глупое в том, что вы никому не поможете. Гондолин обречен. Рано или поздно мы его найдем. И не оставим там камня на камне. А у вас появится возможность встретиться с Турукано.
- Ищите. -Финдекано пожал плечами. - Ищите сколько угодно. Но пока все те ужасы, которыми ты мне грозишь, существуют лишь в твоем воображении. А молчать... молчать я буду и дальше. Так что развлекайся на здоровье. Сколько влезет.
В серых глазах эльфа была холодная насмешка. Это - снаружи А внутри кипел гнев, который он тщательно загонял как можно глубже.
- Действительно? И в чем же ваша правота?
- А можно я отвечу вопросом на вопрос? Не отказываясь потом вернуться к прежней теме? А вы считаете себя правыми? Или... вам все равно? Лишь бы быть сильней, любой ценой? За вами стоит хотя бы что-то, в чем вы искренне, от души убеждены?
Финдекано позволил себе еще плотней прислониться к стене, только постарался сделать это так, чтобы движение было как можно менее заметным.

Отредактировано Финдекано (2013-10-30 18:50:21)

0

13

- И в чем же эта схожесть, позвольте спросить?
Фингон усмехнулся, Майрон ответил ему тем же.
- Ну как же. Предатели, отступники, убийцы, изгнанники, проклятые. Разве не  одинаково называют и вас, и нас бывшие хозяива? И разве не от этой любящей и твердой руки сбежали и вы, и мы? То, что мы враждуем друг с другом, не мешает нам быть очень похожими, вы не находите? Просто, - по губам скользнула улыбка, - наши интересы столкнулись. Они слишком похожи, знаете ли, чтобы мы могли мирно существовать рядом.
Эльф держался. Из последних сил, но держался. Майа подумал - не достаточно ли на первый раз? Но решил - еще немного потерпит, не рассыплется.
- А мы всегда умели это делать. Если бы это было не так, ты не стал бы сейчас играть на моих чувствах к тем, кто мне дорог. Нет. Я не рассуждал бы спокойно, зачем врать? Мне было бы очень больно. Но я не могу не помнить о том, что каждый из пленных - чей-то сын, брат или друг. И сотни тысяч других эльдар - тоже. Хотя тебе до этого дела нет и быть не может, конечно.
В глазах нолдо на миг мелькнул страх... нет, ужас. И почти тут же исчез под корочкой спокойствия, как подо льдом. Но Волк уже знал, какая буря кипит в этих ледяных глубинах и мысленно улыбался. Сомнения все же поселятся в этом сердце. И будут медленно подтачивать его.
- Ищите. Ищите сколько угодно. Но пока все те ужасы, которыми ты мне грозишь, существуют лишь в твоем воображении. А молчать... молчать я буду и дальше. Так что развлекайся на здоровье. Сколько влезет.
- Конечно, мы будем искать. Но не только это. Силы Эльдар на исходе, их поселения разрозненны.  Постепенно, одно за другим, они падут. Сейчас, например, пришел черед Гаваней, - Саурон снова широко улыбнулся. – Говорят, вы были дружны с Кирданом. Не передать ли ему от вас привета при встрече?
Корабелам не выдержать натиска Севера. Саурон это знал наверняка. Главное, не позволить мореходам сбежать на кораблях.
- А можно я отвечу вопросом на вопрос? Не отказываясь потом вернуться к прежней теме? А вы считаете себя правыми? Или... вам все равно? Лишь бы быть сильней, любой ценой? За вами стоит хотя бы что-то, в чем вы искренне, от души убеждены?
Майрон позволил проскользнуть в своем взгляде изумлению.
- Интересно, почему вы считаете, что я должен отвечать на этот вопрос? – голос майа едва уловимо изменился, стал чуть напряженным

0

14

- Ну как же. Предатели, отступники, убийцы, изгнанники, проклятые. Разве не  одинаково называют и вас, и нас бывшие хозяива? И разве не от этой любящей и твердой руки сбежали и вы, и мы? То, что мы враждуем друг с другом, не мешает нам быть очень похожими, вы не находите? Просто, наши интересы столкнулись. Они слишком похожи, знаете ли, чтобы мы могли мирно существовать рядом.
Финдекано пристально посмотрел на майа и... рассмеялся. Даже почти весело, хотя смех вышел хрипловатым и слабым.
- Как же вы предсказуемы... все тут.  Я уже сбился со счета, сколько раз слышал слова о проклятии, изгнании и отступничестве. Почему вам так хочется, чтобы мы оказались похожи? Какую выгоду вы пытаетесь из этого извлечь? Знаете... это даже забавно - ваш... хм... учитель почти слово в слово говорил мне то же, что сейчас говорите вы.
Забавно.... было не совсем подходящее слово, конечно. И на самом деле такие слова били едва ли не больней, чем орочьи плети - сравнивать у нолдо возможностей было хоть отбавляй. Только ни за что на свете он не позволи бы себе выдать свои истинные чувства по этому поводу. А поскольку сил и желания спорить или играть словами у Финдекано не было, лучше уж посмеяться, пусть даже рискуя вызвать гнев Саурона. Впрочем, он не верил, что майа покажет его, даже если в самом деле разгневается. 
- Конечно, мы будем искать. Но не только это. Силы Эльдар на исходе, их поселения разрозненны.  Постепенно, одно за другим, они падут. Сейчас, например, пришел черед Гаваней, Говорят, вы были дружны с Кирданом. Не передать ли ему от вас привета при встрече?
Эльф почувствовал что его как будто ударили под дых, лишая воздуха. Пошатнулся, но смог удержать равновесие.  Только бы не упасть... только бы выдержать, не поддаться слабости. Гавани...  Эланор... Эрейнион...  И ведь не предупредить их... Лицо его стало каменно-непроницаемым, а глаза потемнели от ярости. Он невероятным усилием воли попытался взять себя в руки, но гнев оказался сильней.
- Думаешь запугать меня угрозами? Не выйдет. Руки коротки, Тху.
Наверное, не стоило так говорить, не стоило позволять себе такой вспышки. Но у Финдекано сейчас не было сил сдерживаться и изображать холодную, равнодушную вежливость, играть по навязываемым майа правилам.
- Интересно, почему вы считаете, что я должен отвечать на этот вопрос?
- Это вы почему-то считаете, что я обязан вам отвечать на ваши вопросы. И я тоже не понимаю - почему. - резко ответил нолдо.

Отредактировано Финдекано (2013-11-13 18:16:57)

0

15

Смех пленника Майрон слушал с вежливым равнодушием. Никаким образом задеть майа он не мог.
- Как же вы предсказуемы... все тут.  Я уже сбился со счета, сколько раз слышал слова о проклятии, изгнании и отступничестве. Почему вам так хочется, чтобы мы оказались похожи? Какую выгоду вы пытаетесь из этого извлечь? Знаете... это даже забавно - ваш... хм... учитель почти слово в слово говорил мне то же, что сейчас говорите вы.
- Учитель мудр, - улыбнулся Волк. - И то, что мы с ним - не сговариваясь, заметьте - говорим одно и то же лишь подтверждает, что мы говорим правду. Да вы и сами это знаете, не так ли? Иначе, кроме смеха, вы могли бы представить иные возражения. Что же до выгоды - увы. Как я уже сказал, мы слишком похожи, чтобы быть союзниками. Два голодных волка, дерущихся за кость, никогда не станут друзьями. Один из них прогонит или убьет другого. Так что выгоды от этого ни вам, ни нам не много. Я всего лишь ответил на вами же заданный вопрос. И не моя вина, что ответ вы услышать не готовы. Но я рад, что позабавил вас, - снова любезная, с едва заметным налетом издевки, улыбка.
Эти гордецы нолдор сколько угодно могли корчить независимые мины и бросать презрительные взгляды на тех, в ком видели то, что называли Тьмой. Но, при этом, сами не гнушались тех же методов, что и "темные". Например тот, что стоял сейчас перед ним, сам был замаран в крови своих сородичей.
Майрон осторожно прощупывал "броню" эльфа. Он чувствовал, что близок к удаче. Скоро нолдо утомится настолько, что не сможет достаточно ясно мыслить. И тогда он может сболтнуть лишнего.
- Думаешь запугать меня угрозами? Не выйдет. Руки коротки, Тху.
Ого! А вот такого эффекта майа не ожидал. Эльф на несколько мгновений потерял самообладание и Ортхэннэр уловил отзвуки его чувств. Гнев, ярость, удушающий страх и бессилие. Очень интересно. Что же это так нас взволновало? Упоминание имени Кирдана? Возможно. Но... ох, что-то тут нечисто.
-Запугать? Угрозы? - деланно изумился Майрон, чуть приподняв точеную бровь. - Ну что вы. Я вас вовсе не запугиваю, а, можно сказать, делюсь информацией. Секретной, между прочим. И угроз никаких нет. А есть чистейшая правда. Я даже думаю, а не пригласить ли вас, чтобы вы своими глазами увидели выступление армии Ангамандо в поход? Уверяю вас, это зрелище вы никогда не забудете. А, когда мы вернемся, так и быть, я согласен предметно обсудить с вами длину моих рук.
На оскорбительное прозвище внимание обращать не стоило. Все оскорбления, если только он захочет, он сможет запихать эльфу в глотку. Но сейчас цель была иной. выяснить, что связывает Нолдарана с Гаванями и Кирданом, кроме приятельских отношений. Уж слишком явными были чувства пленника.
- Это вы почему-то считаете, что я обязан вам отвечать на ваши вопросы. И я тоже не понимаю - почему.
- Никогда не считал, что вы обязаны это делать. Вы в праве и молчать, если вам так угодно.
Конечно, в праве. Просто молчунам приходится переживать на несколько порядков больше неприятных ощущений в пыточных, вот и все.

0

16

- Учитель мудр, И то, что мы с ним - не сговариваясь, заметьте - говорим одно и то же лишь подтверждает, что мы говорим правду. Да вы и сами это знаете, не так ли? Иначе, кроме смеха, вы могли бы представить иные возражения. Что же до выгоды - увы. Как я уже сказал, мы слишком похожи, чтобы быть союзниками. Два голодных волка, дерущихся за кость, никогда не станут друзьями. Один из них прогонит или убьет другого. Так что выгоды от этого ни вам, ни нам не много. Я всего лишь ответил на вами же заданный вопрос. И не моя вина, что ответ вы услышать не готовы. Но я рад, что позабавил вас,
- У меня вообще складывается такое впечатление, что вы очень озабочены моим досугом. И переживаете,как бы я не заскучал. Прямо и не знаю, как вас благодарить... -Финдекано усмехнулся, - Что же касается мудроси вашего учителя... этот вопрос кадется мне спорным. И то, что вы с ним говорите одно и то же, вовсе не означает его или вашу правоту. Говорить одновременно можно в равной степени и мудрые, и глупые вещи, вам так не кажется? Кость, говорите... и что же вы считаете костью, за которую мы с вами по вашему мнению деремся?
Финдекано с интересом посмотрел на майа. Что тот ответит - сильмариллы? Земли? Власть? Или что-то новенькое придумает? Вряд ли...
-Запугать? Угрозы?Ну что вы. Я вас вовсе не запугиваю, а, можно сказать, делюсь информацией. Секретной, между прочим. И угроз никаких нет. А есть чистейшая правда. Я даже думаю, а не пригласить ли вас, чтобы вы своими глазами увидели выступление армии Ангамандо в поход? Уверяю вас, это зрелище вы никогда не забудете. А, когда мы вернемся, так и быть, я согласен предметно обсудить с вами длину моих рук.
Финдекано понял, что совершил ошибку. Позволил Саурону почувствовать свои эмоции, свой страх. И заподозрить что-то важное. Он не должен был узнать о том, что его семья в Гаванях. Ни за что не должен был. Нолдаран заставил себя успокоиться, загнав глубоко внутрь все, что чувствовал. Лицо его вновь стало непроницаемо-холодным, огонь в глазах погас.
- Вы очень любезны, - надо же, даже голос звучал вполне уверенно.- Что же касается прогулки, которую вы мне предлагаете... Я бы воздержался. Хотя, наверное, никто меня спрашивать не станет. Армия, выступающая в поход - сликшом привычное зрелище, вряд ли он станет очень интересным. Так что, если вам не терпится показать длину рук - можете не ждать.
Эта словесная баталия уже очень сильно действовала Финдекано на нервы. У него уже почти не оставалось сил на то, чтобы одновременно отвечать на выпады Саурона, казаться спокойным и держаться на ногах. Перед глазами все начало плыть, и он ухватился рукой за цепь, чтобы не упасть.
- Никогда не считал, что вы обязаны это делать. Вы в праве и молчать, если вам так угодно.
- Угодно. И тем не менее вы упорно настаиваете на ответах.

0

17

- У меня вообще складывается такое впечатление, что вы очень озабочены моим досугом. И переживаете,как бы я не заскучал. Прямо и не знаю, как вас благодарить... Что же касается мудроси вашего учителя... этот вопрос кадется мне спорным. И то, что вы с ним говорите одно и то же, вовсе не означает его или вашу правоту. Говорить одновременно можно в равной степени и мудрые, и глупые вещи, вам так не кажется? Кость, говорите... и что же вы считаете костью, за которую мы с вами по вашему мнению деремся?
- За временным отсутствием более важных дел могу позволить себе это удовольствие, - в тон эльфу отозвался майа. - А кость... прекрасные земли Белерианда, дивные Камни Феанаро... - негромко, слегка нараспев, проговорил Майрон, - вы же понимаете, это все не так важно. Души. За них мы бьемся. За души Эрухини. Ибо тот, кто победит, получит все - и земли, и власть, и все остальное... И пока вы проигрываете, верно?
Проигрывают... даже самих себя. Мечутся между своей и общей правдой... смешно, честное слово. И ведь в серьез считают себя правыми.
Вспышка была короткой, хоть и достаточно яркой. А потом пленник словно облачился в ледяной доспех. Он точно что-то скрывает. Что? У Майрона было несколько вариантов. Но делиться ими он пока не собирался.
- Вы очень любезны. Что же касается прогулки, которую вы мне предлагаете... Я бы воздержался. Хотя, наверное, никто меня спрашивать не станет. Армия, выступающая в поход - слишком привычное зрелище, вряд ли он станет очень интересным. Так что, если вам не терпится показать длину рук - можете не ждать.
- Напротив, я более чем терпелив, - улыбнулся Волк. - Так что - лучше все же подожду. И постараюсь привезти вам из Гаваней дорогой подарок. Может быть, тогда вы будете со мной более откровенны и любезны, чем сейчас. А насчет прогулки, вы правы, спрашивать вас никто не будет.
Фингон выдыхался. Он был бледен, взгляд то и дело становился каким-то мутным... но все же эльф упрямо продолжал стоять. Ортхэннэр невольно одобрительно хмыкнул. И, одновременно, поразился глупости нолдо.
- Угодно. И тем не менее вы упорно настаиваете на ответах.
- [b]А это уже мое право, не находите?  И я от него отказываться не намерен.

[/b]

0

18

- За временным отсутствием более важных дел могу позволить себе это удовольствие,  А кость... прекрасные земли Белерианда, дивные Камни Феанаро...  вы же понимаете, это все не так важно. Души. За них мы бьемся. За души Эрухини. Ибо тот, кто победит, получит все - и земли, и власть, и все остальное... И пока вы проигрываете, верно?
- Проигрываем? Вы так уверены в этом? А я вот не очень. Где же, в чем ваш выигрыш? Разве то, что вы разорили Белерианд, - победа в борьбе за души Эрухини? Не обольщайтесь - это чисто военная победа, одержанная к тому же благодаря предательству. Возможно, что вам удастся одержать еще не одну... Только ничего это не даст. И вы не правы. У нас с вами разные стремления, Саурон. Может быть, мои слова прозвучат смешно и слишком банально, но, знаете, то, что истинно, очень часто выглядит именно так, не теряя при этом своей ценности. Вы боретесь за власть, мы же - за совсем другое. Только вряд ли вы понимаете разницу. Потому что то, за что готовы сражаться и умирать мы - вам недоступно.
Финдекано спокойно смотрел на майа. То, что он сейчас сказал, наверняка вызовет у того лишь усмешку. И пару яхвительных замечаний. Но ему было плевать. Он говорил то, в чем был убежден несмортя ни на что.
- Напротив, я более чем терпелив, Так что - лучше все же подожду. И постараюсь привезти вам из Гаваней дорогой подарок. Может быть, тогда вы будете со мной более откровенны и любезны, чем сейчас. А насчет прогулки, вы правы, спрашивать вас никто не будет.
- Отдаю должное вашему терпению. Впрочем, думаю, мне и без вас скучать не дадут. Подарок? -Финдекано приподнял брови с холодно-безразличным видом. А внутри словно все оборвалось. Знает?! Догадался?! - И что же вы мне привезете? Прямо-таки сгораю от нетерпения. И... зря вы рассчитываете на мою любезность в будущем, так что можете не стараться.
Финдекано замолчал, переводя дух, пытаясь справиться с отчаянно колотившимся сердцем. Нет не может он знать, никак не может! Иначе бы уже использовал это.
- Ну если мое мнение не имеет значения... Тогда делайте, что хотите. Прогулка, видимо, тоже призвана скрасить мой досуг?
Похоже, Саурон заметил, что он еле держится на ногах... Плохо. Нолофинвион стиснул зубы и силой заставил себя выпрямиться. Наверное, от того, что творилось у него на душе и от гнева на майа с его намеками и ухмылками, ему это вполне удалось. Он знал, что потом, когда напряжение спадет, станет еще хуже, но очень надеялся, что к тому времени его собеседник удалится. Как же хотелось сейчас остаться одному, перестать изображать несгибаемого короля нолдор и дать хоть какой-то выход своим чувствам.
А это уже мое право, не находите?  И я от него отказываться не намерен.
- Ваше, конечно. Не отказывайтесь, кто же вас заставляет... Только все это без толку.

0

19

- Проигрываем? Вы так уверены в этом? А я вот не очень. Где же, в чем ваш выигрыш? Разве то, что вы разорили Белерианд, - победа в борьбе за души Эрухини? Не обольщайтесь - это чисто военная победа, одержанная к тому же благодаря предательству. Возможно, что вам удастся одержать еще не одну... Только ничего это не даст. И вы не правы. У нас с вами разные стремления, Саурон. Может быть, мои слова прозвучат смешно и слишком банально, но, знаете, то, что истинно, очень часто выглядит именно так, не теряя при этом своей ценности. Вы боретесь за власть, мы же - за совсем другое. Только вряд ли вы понимаете разницу. Потому что то, за что готовы сражаться и умирать мы - вам недоступно.
Майрон от души рассмеялся. Этот нолдо что, действительно не понимает? Или прикидывается идиотом? Скорее первое, увы. Слишком уж убежденно произнесена была эта тирада.
- Покорение Белерианда - следствие этой победы. И предательство... Вы никогда не задумывались, отчего вас так активно предают? Да и сами вы друг друга предаете не реже? Не это ли признак того, что мы побеждаем? И вы так и не смогли обосновать - в чем различие наших стремлений.
Видимо, все же, мудрость короля Нолдор была несколько переоценена. В чем-то он так и остался наивным мальчишкой. Жаль. Однако, выдержки ему было не занимать.
- Отдаю должное вашему терпению. Впрочем, думаю, мне и без вас скучать не дадут. Подарок? И что же вы мне привезете? Прямо-таки сгораю от нетерпения. И... зря вы рассчитываете на мою любезность в будущем, так что можете не стараться. Ну если мое мнение не имеет значения... Тогда делайте, что хотите. Прогулка, видимо, тоже призвана скрасить мой досуг?
- Уверен, что так и есть, - улыбнулся Майрон. - Но пока не скажу. Неожиданные подарки всегда приятнее тех, о которых мы знаем заранее, верно? Пусть будет сюрприз. Что же до любезности, - здесь майа деланно вздохнул, изображая печаль, - конечно, вы можете ее и не выказывать. Но я все же постараюсь вам угодить. - Снова любезная улыбка. - Вы невероятно догадливы, король.
Ортхэннэр отметил движение пленника. Значит, и впрямь - разозлился. Необходимо выяснить причину. Что такого связывает Фингона с Гаванями? Ведь не спроста его охватил такой гнев. Волк сильно подозревал, что за свое упрямство нолдо расплатится с лихвой. Он был не в том состоянии, чтобы демонстрировать столь длительно чудеса выдержки.
- Ваше, конечно. Не отказывайтесь, кто же вас заставляет... Только все это без толку.
- Посмотрим... - снова улыбнулся майа.
И шагнул к двери. Хвати на сегодня. Беседа оказалась весьма не бесполезной. И нужно обдумать все, что удалось разузнать.
- Я не прощаюсь, - обернулся он, уже на выходе из камеры. - Ведь мы еще увидимся. Пусть отдыхает сегодня, - распорядился Майрон, обращаясь к стоящим у дверей оркам. - Завтра он должен быть в состоянии мыслить здраво.
И вышел вон. Орки проводили его расстроенными взглядами. Развлечений сегодня не будет. Жаль. Но камеру заперли и эльфа не тронули.

0

20

- Покорение Белерианда - следствие этой победы. И предательство... Вы никогда не задумывались, отчего вас так активно предают? Да и сами вы друг друга предаете не реже? Не это ли признак того, что мы побеждаем? И вы так и не смогли обосновать - в чем различие наших стремлений.
Финдекано никак не отреагировал на смех майа, хотя он и был откровенно оскорбительным.
- В том, что вам нужна власть над эрухини. Их подчинения, которого вы надеетесь добиться страхом. Скажи... много ли тех, кто служит тебе и твоему учителю, веря в то, что он прав и справедлив? Скажи... ты сам ему служишь поэтому? Ваше главное оружие - орки, искаженные, изуродованные, умеющие лишь убивать. Может быть, они сражаются за Моргота из любви к нему, из преданности? Что же касается предательства... к сожалению, не так трудно купить некоторых эрухини обещаниями чего-то,  чего у них нет сейчас... видно, так и случилось в последнем бою. И то вам удалось это не со всеми, потому что многие так и остались с нами...
Нолдаран замолчал - такой длинный монолог дался ему с трудом. И сил его продолжать уже не оставалось. Ну и пусть... главное, он сказал.
- Уверен, что так и есть, Но пока не скажу. Неожиданные подарки всегда приятнее тех, о которых мы знаем заранее, верно? Пусть будет сюрприз. Что же до любезности, конечно, вы можете ее и не выказывать. Но я все же постараюсь вам угодить. -  Вы невероятно догадливы, король.
- Вы так любите сюрпризы? - усмехнулся Финдекано. - Что же... мне остается только ждать. Но касательно любезности... тут с моей стороны точно сюрпризов не будет, уж простите.
Кажется, беседа подходит к концу. Финдекано мысленно вздохнул с облегчением и сейчас хотел только одного - не упасть, пока за майа не закроется дверь.
- Посмотрим...- Я не прощаюсь, Ведь мы еще увидимся. Пусть отдыхает сегодня, Завтра он должен быть в состоянии мыслить здраво.
- Не сомневаюсь.- сквозь зубы ответил эльф.
Саурон вышел, за ним вышли явно разочарованные орки. Им, видимо, хотелось поразвлечься... ничего, успеют еще.
Оставшись, наконец, один, Финдекано сполз все-таки по стене на пол, едва не теряя сознание. Завтра... значит, завтра войско Моргота пойдет на Гавани. Нолдо было плевать, выдержит он или нет обещанную "прогулку", он думал сейчас о жене и сыне. О том, что никак не может их предупредить об опасности. Оставалось лишь надеяться, что Кирдан понимает реальность нападения и подготовился к нему. И... ни за что, никогда не должен узнать Саурон о том, что его семья в Фаласе. Поэтому завтра он обязан быть спокойным. Что бы ни происходило. Спокойным настолько, чтобы никто не смог уловить даже тени волнения.

Отредактировано Финдекано (2013-12-07 12:15:40)

0

21

...Что же касается предательства... к сожалению, не так трудно купить некоторых эрухини обещаниями чего-то,  чего у них нет сейчас... видно, так и случилось в последнем бою. И то вам удалось это не со всеми, потому что многие так и остались с нами...
Майрон коротко усмехнулся.
- Вот как? Ну так скажи, когда, как и чем мы подкупили вас, когда вы залили кровью Альквалонде? Или Феанаро - когда он бросил своего братца и спалил украденные корабли? Или его сыновей, когда они вышвырнули из Финдарато из его города, а затем захватили его трон? Заметь, король, я говорю не о "некоторых эрухини", а о вас, о принцах из рода Финве. А, как известно, каков лорд, таков и вассал. Думаю, среди вас есть те, кто уже созрел для очередного предательства.
Фингон выглядел скверно. Ох, нелегко далась ему эта беседа. А ведь прошел только год, или около того, с момента его пленения. Что же будет через десяток лет? Волк не сомневался, что Нолдаран прогостит в Твердыне еще очень долго. Умрет он не раньше, чем этого пожелает Мелькор. А Ортхэннэр знал Валу достаточно, чтобы понимать - пожелает он этого очень нескоро.
Покинув темницу, майа направился к себе и велел его не беспокоить. Ему нужно было обдумать то, что получилось выведать. Астальдо что-то связывает с Фаласом. Дружба с Кирданом? Не похоже. Нолдо явно был близок к панике, когда речь зашла о битве в Гаванях. Он явно боялся. И явно что-то скрывал. Скрывать дружбу с Корабелом смысла не было - о ней и так знали. Тогда что? Такое беспокойство можно испытывать за что-то, что очень близко и дорого... или за кого-то, кто близок и дорог. Так... Нолофинве мертв, его младший сын тоже. Турукано скрылся в своем городе. Кто еще? Арэльдэ? Возможно... О ней ничего не слышно очень давно. Майтимо... никогда не был близок с Фалатрим. Вообще Феанорингов мореходы не жаловали. А может быть - жена и сын? Семья Нолдорана не была обнаружена при захвате Хитлума и Дор-Ломина...
Майрон от волнения несколько раз прошелся по комнате от стены до стены. Если так, если его догадка верна, то нельзя упустить такой шанс. Нельзя проворонить. За второй провал Мелькор точно ему голову открутит. Так, стоп. А вот Мелькору об этом знать совсем не обязательно. Если дело выгорит и заложники будут схвачены - Майрон будет на коне. А если нет... Мелькор и не узнает о  неудаче своего Ученика. Единственный, кто может ему проболтаться - Фингон. Но эльф точно этого не сделает.
...На следующий день майа сдержал обещание и велел привести Фингона на одну из стен. Отсюда прекрасно было видно то, ради чего, собственно, и затевалась прогулка. Армия Ангбанда выступала в поход. В последней битве Твердыня понесла жестокие потери. Но не фатальные. Резервы у Севера были и сейчас Нолдаран имел возможность увидеть их часть. Тысячи орков - пеших и восседающих на огромных волках. Сотни людей, в основном - конница. Несколько десятков балрогов. Армия была многочисленна и хорошо вооружена. Тянулись обозы со всем необходимым. Майрон знал, что провианта хватит ровно на дорогу до Гаваней. На обратный путь войско должно обеспечить себя само. Фалас не планировалось захватывать. Его нужно было просто уничтожить.
Майа стоял в тени, поджидая Фингона и с улыбкой следил за происходящим внизу. Он тоже был готов к битве и облачен в доспех. Волк был намерен возглавить этот поход.

Отредактировано Майрон (2013-12-22 16:43:39)

+1

22

- Вот как? Ну так скажи, когда, как и чем мы подкупили вас, когда вы залили кровью Альквалонде? Или Феанаро - когда он бросил своего братца и спалил украденные корабли? Или его сыновей, когда они вышвырнули из Финдарато из его города, а затем захватили его трон? Заметь, король, я говорю не о "некоторых эрухини", а о вас, о принцах из рода Финве. А, как известно, каков лорд, таков и вассал. Думаю, среди вас есть те, кто уже созрел для очередного предательства.
- Ни одно из этих дел не делалось для вас... Но я принимаю твои возражения... На нашей совести много всего... И я не стану оправдывать то зло, что мы творили. Но никогда ни один из нас не принимал и никогда не примет вашу сторону, Саурон. Предательства ты не дождешься.
Финдекано чувствовал, что больше не в силах спорить... Да и смысла в споре не видел. Эта игра слов была по душе лишь майа, который, похоже, откровенно забавлялся.
Наверное, эта ночь стала самой страшной для Финдекано за тот год, что он провел в плену. Ему не удалось не то что уснуть - даже сомкнуть глаз. Все мысли были о Гаванях, о семье, о том, что с ним будет, если... Он запрещал себе думать об этом, но - не получалось. Как он мог так глупо потерять самообладание, выдать себя?! А если Саурон догадается? Он ведь не дурак... и будет обдумывать все возможные варианты.
Утром за ним пришли. И, как и было обещано, отвели на одну из стен. В первый момент свет - болезненно-яркий для привыкших к темноте глаз - заставил его пошатнуться и зажмуриться. А свежий ветер, ударивший в лицо, глубоко вздохнуть. Эльф взял себя в руки и открыл глаза, глядя вниз.
Отсюда прекрасно было видно всю армию... И армия эта была огромна. Люди, орки на волках, пешие, конница, сотни обозов... Нолдаран старался сохранять невозмутимый вид, глядя на все это. Внешне ему это вполне удавалось. А вот то, что происходило в душе.... это не касалось никого. Тем более. что Финдекано был уверен - за ним наблюдают и очень внимательно... Поэтому он стоял, подняв голову и расправив плечи. Только смертельная бледность могла выдать его состояние, но объяснить ее можно было множеством других причин.

0

23

Фингон был прав - за ним, действительно, следили. И увиденное вполне удовлетворило майа. Нолдаран был спокоен. Слишком спокоен. И, при этом, было видно, что он провел бессонную ночь. Довольно странно для пленника, которому нечасто выпадает счастье спокойно поспать.  Майрон улыбнулся и вышел из тени на свет.
- Приветствую, Нолдаран. Вижу я, вы не особо впечатлены зрелищем. А я так рассчитывал вас развлечь. Кстати, вчера вы задали мне один вопрос. Думаю, сегодня я могу дать вам ответ на него.
Майа подошел к краю стены и просто поднял вверх руку. Больше ничем он не пытался привлечь к себе внимания. Кто-то заметил и вскрикнул, приветственно. Затем еще и еще... вскоре все войско охватил восторженный рев. И если из орочьих пастей рвались возгласы кровожадные, то люди, явно, испытывали радость при виде своего предводителя.
- Как вы считаете, король, они будут сражаться из страха? Или из преданности? - Негромко поинтересовался Майрон. Слышать его мог только стоящий рядом Фингон.

0

24

- Приветствую, Нолдаран. Вижу я, вы не особо впечатлены зрелищем. А я так рассчитывал вас развлечь. Кстати, вчера вы задали мне один вопрос. Думаю, сегодня я могу дать вам ответ на него.
Услышав голос Саурона, а затем увидев его самого, Финдекано внешне остался абсолютно спокоен. Собственно, он был совершенно убежден, что майа не упустит случая попытаться еще раз "поймать" его. Неожиданное появление было вполне запланированнным.
- Нет, не особо. Неужели вы думаете, что мне редко приходилось наблюдать за тем, как армия отправляется в поход? Вопрос?  О каком именно вопросе идет речь?
Финдекано внутренне собрался. Саурон явно готовился сделать очередной выпад в их своеобразном словесном поединке.
- Как вы считаете, король, они будут сражаться из страха? Или из преданности?
Эльф пожал плечами. Переждал, пока стихнут восторженные крики, а потом ответил:
- Преданность толпы - слепая преданность. Вместе они готовы отдать за вас жизнь. А что будет, если говорить с ними по отдельности? Спросить, почему, собственно, эти люди так верят вам? Что я услышу в ответ кроме восторженных возгласов? Скажите мне, только по возможности честно... кем для вас являются ваши воины? И кем для них являетесь вы? Пока я вижу лишь рабов. Мясо. Расходный материал, который можно бросить под стрелы и мечи врага, расчищаю путь хозяина к намеченной цели. Представляют ли они, за что воюют, за что готовы погибать?
Он помолчал, еще раз окинув взглядом толпу,
- А знаете, в чем раница между нами? Для нас никто из  эрухини не является таким вот расходным материалом. 

0

25

- Нет, не особо. Неужели вы думаете, что мне редко приходилось наблюдать за тем, как армия отправляется в поход? Вопрос?  О каком именно вопросе идет речь?
- Мне казалось, вам было бы интересно взглянуть на вражескую армию, так сказать, изнутри... хотя, вы правы, эти знания вам вряд ли пригодятся когда-нибудь.
Разве что в Чертогах... может быть. Если Мелькор окажется однажды столь добродушен, что отправит туда этого нолдо. Но пока этого не предвиделось.
- Преданность толпы - слепая преданность. Вместе они готовы отдать за вас жизнь. А что будет, если говорить с ними по отдельности? Спросить, почему, собственно, эти люди так верят вам? Что я услышу в ответ кроме восторженных возгласов? Скажите мне, только по возможности честно... кем для вас являются ваши воины? И кем для них являетесь вы? Пока я вижу лишь рабов. Мясо. Расходный материал, который можно бросить под стрелы и мечи врага, расчищаю путь хозяина к намеченной цели. Представляют ли они, за что воюют, за что готовы погибать?
Эльф действительно был не впечатлен. И, действительно, верил в то, что говорил. В его остроухой головенке, видимо, не укладывалось, как можно быть верным - на самом деле верным - вассалом Гортхаура Жестокого и Моргота Бауглира. Родившаяся в разуме майа мысль вызвала почти мечтательную улыбку у Волка. Только бы в Гаванях все вышло...
- Я предоставлю вам ответы на эти вопросы... как-нибудь в другой раз. Что значат слова, верно? Их всегда можно поставить под сомнения. Думаю, у вас будет однажды возможность задать эти вопросы моему верному, а не мне.
Ортхэннэр смотрел вниз, на выдвигающиеся войска... все идет отлично. Полная победа - лишь дело времени, которого у них в избытке. Гондолин... важен, но не необходим. Самому Саурону было достаточно и того, что Турукано сидит в своей норе и не высовывается. Правда, Мелкора это, почему-то не устраивало. По поводу второго сына Нолофинве вала испытывал какую-то странную нервозность. Ну да Тьма с ним, с Гондолином. Доберутся и до него. Не Фингон, так кто другой выдаст. Белерианд уже сейчас готов упасть в их руки, словно спелое яблоко. Нужно лишь чуть подтолкнуть...
- А знаете, в чем разница между нами? Для нас никто из  эрухини не является таким вот расходным материалом. 
- Я бы вам посоветовал, король, говорить только за себя. Да и то... думается мне, вы несколько лукавите. Тот, кто долгое время вынужден отправлять других на смерть поневоле приучается смотреть на потери... проще. Иначе не выжить. Поверьте, я знаю, о чем говорю...
Майа смотрел в даль... не на войска, не на пленника... никуда. Словно на миг заглянул в те невообразимо далекие времена, когда он только начинал постигать военную науку. Миг улетел, и Майрон жестко улыбнувшись, поинтересовался.
- Не пожелаете мне чего-нибудь перед битвой?

0

26

- Мне казалось, вам было бы интересно взглянуть на вражескую армию, так сказать, изнутри... хотя, вы правы, эти знания вам вряд ли пригодятся когда-нибудь.
- Не думаю, что между разными армиями есть принципиальные отличия. -пожал плечами Финдекано.
Конечно, он был потрясен размерами армии Моргота. Даже после Нирнаэт ее мощь впечатляла... И очень страшно было думать о том, что может такая армия сделать с Гаванями... Только об этом Саурон знать не должен. И так он явно что-то подозревает. А еще.... нолдарану очень не понравилась улыбка майа. Просто... очень. Так улыбается тот, кто задумал что-то интересное. Только вот интересное для Тху могло обернуться большой бедой для слишком многих. Для тех, кто был дорог нолдо больше жизни.
- Я предоставлю вам ответы на эти вопросы... как-нибудь в другой раз. Что значат слова, верно? Их всегда можно поставить под сомнения. Думаю, у вас будет однажды возможность задать эти вопросы моему верному, а не мне.
- Слова могут значит много. А могут и ничего не значить. Сомнения же порой лишь укрепляют уверенность. Вашему верному? И где же он? Я не вижу тут ни одного, кто мог бы так называться.
Финдекано, приподняв брови, посмотрел на стоящих рядом орков-охранников.
- Я бы вам посоветовал, король, говорить только за себя. Да и то... думается мне, вы несколько лукавите. Тот, кто долгое время вынужден отправлять других на смерть поневоле приучается смотреть на потери... проще. Иначе не выжить. Поверьте, я знаю, о чем говорю...
- Я просто высказываю свое мнение. Если вам оно кажется неверным - дело ваше. Нет,я ничуть не лукавлю... Хотя в ваших словах есть доля истины. Война приучает к потерям. Но я тоже знаю, о чем говорю и не раз видел, как вы ведете бой.
Орки обычно наваливались скопом, брали числом, не считаясь с количеством убитых... Эльфы такого не допускали никогда, и Саурон должен бы об этом знать.
- Не пожелаете мне чего-нибудь перед битвой?
Финдекано холодно улыбнулся.
- А вы так этого хотите? Что же... от всей души желаю, чтобы ваша армия потерпела сокрушительное и позорное поражение.
Один из орков сделал шаг к пленнику и вопросительно посмотрел на майа, явно ожидая приказа наказать его за наглость.

0

27

- Не думаю, что между разными армиями есть принципиальные отличия.
- Принципиальных - нет, конечно, - улыбнулся Майрон. - Просто у некоторых из них нет шансов на поражение.
Да, именно так. У фалатрим просто не было никаких шансов против этого войска. Их единственной надеждой были корабли. Поэтому удар должен быть внезапным и мощным. Чтобы никто не успел спастись морем.
- Слова могут значит много. А могут и ничего не значить. Сомнения же порой лишь укрепляют уверенность. Вашему верному? И где же он? Я не вижу тут ни одного, кто мог бы так называться.
- Увидите, король. Не сомневайтесь. - Пообещал Волк.
Фингон бодрился и сам себя старательно убеждал в своей правоте. И, видимо, небезуспешно. Что ж, тем больнее будет разочарование.
- Я просто высказываю свое мнение. Если вам оно кажется неверным - дело ваше. Нет, я ничуть не лукавлю... Хотя в ваших словах есть доля истины. Война приучает к потерям. Но я тоже знаю, о чем говорю и не раз видел, как вы ведете бой.
Спорить об этом Ортхэннэр и вовсе не собирался. "Бережливость" эльфов в военных вопросах заключалась не в высокоморальности их военачальников, считал майа, а в элементарной ограниченности ресурсов. Орки легко восстанавливали свою численность. Заменить же погибшего эльфийского воина просто некому. Вот и приходится, поневоле, просчитывать потери более тщательно. Однако, обсуждать эти вопросы было скучно и бесполезно. Ибо эльф упрется рогом и будет стоять на своем. Ну и Тьма с ним.
- А вы так этого хотите? Что же... от всей души желаю, чтобы ваша армия потерпела сокрушительное и позорное поражение.
Майрон весело и искренне рассмеялся в ответ. Даже махнул подобравшемуся конвоиру рукой - мол, не надо. Действительно, подобное заявление могло вызвать лишь смех. Большего оно не стоило.
- У эльдар принято желать при расставании того, что не сбудется? Что ж, тогда и я вам пожелаю - спокойного ожидания вестей и приятных ночных сновидений. До встречи, король. Уведите, - приказал охранникам и, развернувшись, пошел прочь. Его ждало войско. И победа.

0

28

- Принципиальных - нет, конечно,  Просто у некоторых из них нет шансов на поражение.
Финдекано лишь молча пожал плечами. Он был воином и полководцем и прекрасно видел, насколько сильна проходящая внизу армия. Он знал и силы Кирдана... немалые, но не соспоставимые с силами этого войска. Море.. вот единственное спасение для фалатрим.И эльф изо всех сил держался за эту последнюю надежду.
- Увидите, король. Не сомневайтесь
- Что же... буду ждать.
Сил на словесные выпады у него уже просто не было. Да и смысла в них не оставалось. На миг в нем вспыхнуло и почти победило отчаянное желание ударить по ухмыляющемуся лицу майа. Но он сдержался. Не потому, что понимал, каковы будут последствия этого безумного шага. Но... если он поступит так - это будет слабость, а именно слабость он не имел права проявлять.
- У эльдар принято желать при расставании того, что не сбудется? Что ж, тогда и я вам пожелаю - спокойного ожидания вестей и приятных ночных сновидений. До встречи, король. Уведите,
Орк, поднявший было плеть, разочарованно опустил руку. Забавы не выйдет. Финдекано же не стал отвечать на слова Саурона, просто молча повернулся и, не сопротивляясь, позволил конвоирам доставить себя обратно в камеру...

Раньше нолофинвион думал, что хуже, чем было, уже быть не может... Он ошибался.  Следующие дни и ночи были ужасны. Саурон был точен в своем пожелании на прощание. Все шло своим чередом, все было как прежде. Только никакая боль, никакие страдания тела не были соспоставимы с тем, что происходило в его душе. Он запрещал себе думать - и не мог остановиться. Не мог заставить свое воображение не рисовать страшные картины разгрома Гаваней. Он цеплялся за надежду, что его семья все же спасется морем, даже при самом страшном исходе, цеплялся изо всех сил. И она приносила облегчение, но все равно порой он был уже на грани безумия, неизвестно каким чудом не показывая этого ни оркам, ни палачам. А время тянулось, и счет дням и бессонным ночам был уже давно потерян...

0

29

Удача сопутствовала армии Севера... впрочем, причем здесь удача? Иначе просто не могло быть. Их нападения не ждали. Прошло лишь около года после Нирнаэт. Эльфы считали, что и победителям нужно время, чтобы зализать раны. Эта уверенность сыграла с ними злую шутку...
Майрон сформировал несколько специальных отрядов, в обязанности которых входил поиск важных пленников. Среди прочих инструкций им было поручен поиск среди эльфов гаваней тех, что принадлежали к народу нолдор. Мужчины, женщины, дети - не важно. Все нолдор, попавшие в плен, должны были быть отделены от остальных пленников. Таковых, в итоге, оказалось не то, чтобы очень много, но и не мало. Около двух сотен голов.
Когда все прочие дела были закончены, Майрон лично пошел проверить, насколько удачен нынешний улов. Подходил к каждому нолдо и пристально вглядывался в его лицо. Иногда, задавал вопросы... чаще всего - безрезультатно. Но интересного ничего не находил... пока его взгляд не упал на совсем юного эльфа. Мальчик был без сознания, его лицо и одежда были перепачканы в копоти, пыли и крови... но все же сходство с Фингоном угадывалось даже сейчас. Установить личность паренька не представлялось возможным - остальные эльфы отмалчивались. Либо не знали, либо, что вероятней, не хотели отвечать. Однако Волк был уверен в своих подозрениях. Формальности... формальности утрясутся в Ангбанде.
Войску было дано три дня на отдых... и разграбление. А потом они двинулись назад. Гораздо медленнее, чем шли сюда. Торопиться было некуда, да и сотни пленных не добавляли скорости.
Но все таки любой путь рано или поздно заканчивается. Майрон вернулся в Твердыню. После приветствий и торжественной части, а так же подробной беседы наедине с Мелькором, майа решил, что можно и навестить, наконец, Финдекано. Эльф, поди, совсем заждался.
Волк велел привести эльфа в пыточную и, для начала, приладить его к дыбе. Сам Ортхэннэр намеревался прийти чуть позже. И пришел часа через два. Не один. На его руках лежал тот самый мальчик. Он крепко спал.

0

30

Ожидание затягиывалось, становясь все нестерпимее. И все же оно закончилось. Сначала орки активно и с удвольствием начали намекать на то, что Гавани разгромлены, и что Саурон скоро вернется с победой. Финдекано пытался уговорить сам себя, убедить в том, что они просто издеваются, но в душе все застыло от страшного предчувствия.
Оправдалось оно очень быстро.
В этот день за ним пришли и отвели туда, куда уже водили не раз - в пыточную. Нолдо и не ждал ничего другого... Очередной допрос, который нужно... просто пережить. Только на этот раз он затянулся, и к моменту, когда дверь отворилась, Финдекано уже не имел ни сил, ни желания реагировать на изменения в окружаеющей обстановке и составе палачей. Но все же что-то заставило его поднять голову и...
"Нет..." То, что он увидел, было настолько страшно, что разум просто отказался верить. На руках у вошедшего Саурона лежал его сын. Мальчик или спал и был без сознания. Финдекано с ужасом пытался разглядеть на его теле раны или следы истязаний... и, кажется не увидел. Кажется, прошла целая вечность, пока он сумел взять себя в руки. Он не должен показывать свою боль и свой страх, иначе Тху немедленно уцепится за это и станет использовать как способ шантажа. Мелькнула безумная на то, что, может быть, майа еще не знает, что это Эрейнион, а просто решил посмотреть на его реакцию?  В таком случае тем более надо держаться как можно спокойней. Только.... как, если сердце разрывается на части? Финдекано забыл о собвстенной боли, замерев и не сводя глаз с майа и его ноши.

0


Вы здесь » Окончание Первой Эпохи, другая история. » Мини-словески » "Мой выбор сделан... " АУ